ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
AEROSMITH: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 09.2002
Перевел с английского: Ad
Источник: гитарный портал Guitar Center

Интервью с Джо Перри и Стивеном Тайлером

Журналистам Guitar Center наконец-то удалось поймать основателей группы AEROSMITH Стива Тайлера и Джо Перри с целью взять у них интервью. Музыканты любезно согласились рассказать о своих планах, о процессе записи и работе в студии.

GC: Есть какие-нибудь новости о группе? Чем вы сейчас занимаетесь?

Стивен: Оказалось, что мы можем поучаствовать в записи саундтрека к фильму "Человек-Паук", поэтому я, Джо и Марти Фредериксен отправились на выходных на Мауи, сняли там дом и записали четыре песни, одну из которых и предложили для этого саундтрека.

Джо: Удивительно, что можно вот так просто установить необходимое в каком-нибудь помещении и записать песни. В результате получается уже законченный трек. Техника на грани фантастики! Раньше так мы могли записать только кассету и уже с этим материалом работать в студии, но сейчас со всем этим оборудованием все стало гораздо проще. Это полностью изменило стиль нашей работы. Разумеется, если Стивен захочет переписать стихи или изменить мелодию, он без труда может сделать это. И при всем при этом, все что ложится на эту так называемую демо-запись уже альбомного качества.

GC: И таким путем вы записали ваш последний альбом? Неужели вы сделали это в практически домашних условиях?

Стивен: Я думаю, сейчас так может делать каждый. Можно записать песню везде, где застанет вдохновение - в душе, на заднем сидении автомобиля - везде. На эту тему есть хорошая поговорка "не пытайся улучшить идеальное", в том смысле, что сейчас студия вовсе необязательна. Отменное качество можно получить и в домашних условиях.

Джо: Это избавляет от многих проблем. Раньше весь процесс разбивался на препродукцию и собственно запись в студии. Все это очень сложно и непонятно. Прямо как адвокаты, которые общаются на жаргоне, недоступном пониманию простыми людьми. А оборудование и в самом деле помогает записываться практически везде, в том числе и в душе.

Стивен: Если вы считаете, что самое лучшее звучание у песни будет именно в душе, так почему бы вам не записываться там?

Джо: И вообще, по принципу действия это ненамного отличается от того оборудования, с которым мы работали раньше. Большая часть альбома "Rocks" была записана в нашей репитиционной студии с передвижной платформой. Но сейчас никакой платформы не нужно, ее вполне могут заменить пара жестких дисков.

GC: Когда вы начинали работать над вашим последним альбомом полагаясь только на свои силы, не думали ли вы, что без стандартного аэросмитовского процесса записи вам не обойтись?

Стивен: Нет, песни в нашем классическом стиле и так звучат как надо. А вообще это можем определить только мы, потому что это основано немного на том, что мы делали раньше, на том, чего мы еще не делали, и на том, чего бы мы не хотели делать. В старых студиях стояли магнитофоны с двухдюймовыми пленками - здоровые такие, как бегемоты. Насколько я помню, чтобы получилось хорошее звучание, приходилось делать разделение на 16, 24 и 32 дорожки. Нас тогда очень беспокоили все эти технические навороты.

Джо: Даже тогда мы не могли позволить себе выпускать записи с плохим звучанием. У нас появился свой стандарт качества. Стивен и я трудились над этим с самой первой пластинки. С тех пор мало что изменилось. Мы всегда стараемся проверять себя, чтобы потом при сведении не оказалось, что какой-то инструмент звучит не так как нужно. Новая техника нам очень помогает в этом. Если нам не хватает какой-то техники для качественной записи, мы обязательно покупаем ее. Впрочем, сейчас у нас есть все что нужно. Для нас это так же естественно, как и не забывать брать зубную щетку в путешествие.

GC: Выходит, вы уже настолько хорошо понимаете, как должна звучать та или иная песня, что можете определить как все это будет слушаться после микширования?

Джо: Раз уж у нас есть стандарт качества, то выходит, что так. Посмотрите, и LED ZEPPELIN в 1976 году и DEF LEPPARD в 1986 году - все делали то же самое. Мы точно знаем, что наш альбом "Pump" некоторые используют в качестве эталона технического исполнения.

GC: А что для вас служило эталоном при записи этого альбома?

Джо: Для этих целей у нас был альбом "Get A Grip" и еще пара альбомов Брендана О'Брайана. Кроме того, были еще кое-какие хип-хоп записи. Конечно, мы не рассчитываем на талант того человека, который будет заниматься микшированием, поэтому проверяли сами себя с самого начала работы над альбомом.

Стивен: Нас настолько затянул сам процесс написания песен, что мы утратили чувство реального. Даже не верится, что все получилось так быстро. Вся наша энергия сразу ложилась на пленку.

Джо: У меня уже довольно давно есть своя студия в подвале. Еще в 70-ых я прикупил старый 8-дорожечный рекордер "Scully". Я помню, как в середине 80-ых долго мучался со своими записями, пытаясь сделать их хоть немного получше, но все равно звук был ужасным. В конце концов мне это надоело и я купил пульт "Neve" и качественный магнитофон. Потом я многому научился в области звукоинженерии и т.п. Потом звучание группы установилось на хорошем уровне, и мы стали получать еще больше удовольствия от нашей игры.

Стивен: Чем дольше занимаешься всеми этими делами, тем больше ошибок замечаешь. Но если делаешь постоянно одни и те же ошибки, значит, у тебя выработался собственный стиль.

GC: А какое оборудование было в студии?

Джо: Мы тогда в первый раз попробовали систему Pro Tools. Например, песню "I Don't Want To Miss A Thing" мы записали при помощи Pro Tools. Я даже и представить себе не мог, что цифровой звук может быть настолько качественным.

Стивен: Наши идеи воплощались настолько быстро, что в это трудно было поверить. Вместо того, чтобы кромсать запись, редактировать и склеивать все заново, а потом спустя пару дней признать, что из этого ничего не получится, мы можем исправлять ошибки гораздо быстрее и сразу видеть (вернее, слышать) результат всех этих манипуляций. Например, я могу запросто вставить в песню хор и сразу же послушать, как это будет звучать. Все это дает практически неограниченные возможности для творчества. Представьте себе, что ваш мозг - это океан, в котором плавает множество идей, и все что вам нужно - это сеть, а не удочка. Ведь чем быстрее и больше поймать идей, тем быстрее самая удачная из них будет реализована.
Для нас система Pro Tools стала настоящим откровением. Слава Богу, что мы все-таки решились вложить деньги в это оборудование.

Джо: Точно! Думаю, эти штуки пригодились многим музыкантам. Но все равно процесс сочинения песен еще никто не отменял, и нам все еще приходится ломать голову над тем, куда вставить хор, а куда гитарный проигрыш. Никакая техника пока еще не способна сочинить песню, которая понравилась бы людям, поэтому в принципе не так уж и важно на чем записывать, было бы что. Мы занимаемся этим уже очень много лет и рады, что процесс записи значительно упростился благодаря Pro Tools. Но до сих пор все наши песни рождаются под обычную акустическую гитару, а иногда идеи записываются на диктофон.
Я знаю многих, кто сначала записывается на пленку, а потом оцифровывает материал при помощи Pro Tools. Думаю, что гитары я всегда буду записывать на пленку, так они звучат гораздо лучше. Все эти навороченные штуки типа Pro Tools позволяют добиться кристально чистого звучания, а рекордер так не умеет. Парадоксально, но на пленке гитары звучат лучше. Вообще нас сильно беспокоило качество цифровых форматов еще со времен появления CD. Даже сейчас на некоторых цифровых носителях звучание более резкое, чем на пленке. В некоторых случаях таких эффектов не требуется, но я считаю, что для гитар, а также иногда для вокала и некоторых инструментов, магнитофонное звучание необходимо. Некоторые настраивают Pro Tools как 24-дорожечный рекордер.

GC: И получается качество магнитофонной записи?

Джо: Точно! Но это лишь один из способов.

GC: А что вы еще используете до того, как материал будет обработан на компьютере? Я имею в виду, какие-нибудь инструменты, примочки или еще что-нибудь?

Джо: У меня есть консоль "Neve" еще из 70-ых. Только она полностью переделана. Вообще-то мы практически не пользуемся новым оборудованием. Единственное, что мы используем довольно часто - это Дистрессор.

GC: А что это?

Джо: Это такой компрессор производства Empirical Labs. Он используется при записи вокала Стива.

Стивен: А еще я использую примочки FocusRite и VoxBox производства Manly Lab.

GC: Значит ли это, что вы в состоянии записать вокальные партии в домашних условиях?

Джо: Да. Стивен так и делает. У него есть AKG C12 и кое-какое оборудование "Neve".

Стивен: У меня есть 8-полосной "Neve".

Джо: Мы используем практически одинаковое оборудование. А с помощью переносных жестких дисков мы можем работать практически везде. Если бы мы использовали 24-дорожечный рекордер, так не получилось бы. Его, знаете ли, не так просто таскать с собой повсюду.

GC: Думаю, скоро вам не понадобятся даже жесткие диски. Вы ведь запросто можете отправлять материал по электронной почте.

Джо: Ну да.

Стивен: Так мы тоже делали. У нас у всех есть Интернет.

Джо: Точно. Так мы работали над струнными партиями.

Стивен: Да уж. Если вы вдруг захотите потрахаться в процессе записи, то обязательно записывайтесь в Лос-Анджелесе, а материал обрабатывайте где-нибудь на другом конце света. По-моему было бы гораздо проще собраться и сыграть все вместе. Впрочем, не обращайте внимания. На самом деле я уже жить не могу без всех этих электронных игрушек. Я вообще не выхожу из дома без диктофона.

Джо: Возможно он также необходим как и другое оборудование.

Стивен: Знаете, как удобно иметь при себе маленький рекордер, который потом можно подключить к компьютеру и слить с него записанные идеи. А еще мы открыли для себя самсунговские ручки-диктофоны. Просто нажимаешь на "Запись" и получаешь в сове распоряжение около минуты, в которую можно уложить какую-нибудь идею. Достаточно просто напеть что-то и это уже не забудется. Примерно таким образом я написал половину стихов для песни "Jaded"! А если под рукой нет диктофона, то я просто звоню сам себе и оставляю сообщение на автоответчике - просто пою в трубку. Я знаю, что точно также делают Марти Фредериксен и Pink.

Джо: Вот почему громоздкое оборудование уходит на второй план. Мне нравится возиться с такой техникой в студии. Это что-то вроде хобби. Я только что купил еще один Ampeg ATR и еще один ревербератор Lexicon. А еще мы недавно обновили Pro Tools. Иногда мы записываем на нем что-нибудь. Я думаю, он стал звучать еще лучше. И работать стал быстрее, так как мы переделали его подключение к магнитофону.

GC: Какие инструменты и усилители вы используете в студии?

Джо: Все, что требуется для записи конкретной песни. У меня есть неплохая коллекция старого оборудования. Это уже стало напоминать гитарный музей. У меня есть Fender Twin с серийным номером 006. Есть еще Soldano. Из усилителей имеются Ampeg B-15 и классная вещь под названием Marshall Plexi (50-ваттный), также имеется и 45-ваттный Plexi. Вообще у меня много чего есть.

GC: Да уж. Выходит, вы используете туеву хучу всякого оборудования.

Джо: Приходится. Например, Стивен и я как-то раз говорили с одним чуваком, который работал с группой, звучание которой он описал как "Les Paul пропущенный через Marshall", и все. Они даже ни разу не меняли уровень громкости, представляете! Конечно, мне нравится такое звучание, и если бы остаток жизни мне пришлось играть на чем-то одном, то, скорее всего я выбрал бы именно эту комбинацию. Но я говорю вам, намеренно ограничивать себя - это ужасно. Мы, например, используем даже 12-струнные балалайки. Мы используем все.

GC: Почему же ваше звучание всегда одинаково?

Джо: Это вы просто так слышите. Я понимаю, сейчас бывает трудно разобраться во всем этом. Клавишные звучат как гитары, а гитары похожи на клавишные.

Стивен: Тональный набор телефонов.

Джо: И тональный набор тоже. Мы не паримся по этому поводу. Если что-то может издавать звуки, мы найдем этому применение.

GC: А как насчет эффектов и педалей?

Джо: Ну, сейчас педали Rat являются как бы стандартом. Множество комбиков. Вообще-то мне еще далеко до повелителя усилителей. Если хочешь получить какой-то спецэффект, наверняка потеряешь в тоне. Я редко врубаю усилитель на полную мощность. Мне больше нравится немного уменьшать мощность, но при этом использовать фузз. Звук получается вроде как глубже. Да и перкуссии так легче контролировать. Но мы пользуемся всем, особенно во время записи. Это одна из причин того, что мы даем это интервью, ведь у Guitar Center есть очень много такого оборудования. В Бостоне у вас неплохой магазин.

GC: Вам часто требуется большое помещение, где можно записать хорошие барабаны?

Стивен: Да, некоторые песни требуют этого. Есть одно место, где мы очень любим записываться. Оно называется Longview Studios в Массачусеттсе. Там у них огромный зал, который изначально предназначался для выступлений. Как-то раз там репетировали THE ROLLING STONES перед одним из своих туров.

Джо: Кажется, это здание было построено в 1918 году, и с тех пор там ничего не менялось. Там все сделано из дерева, и звучание там такое, какого нет больше нигде. Цимбалы там звучат великолепно. Вообще там можно установить микрофон на несколько метров от установки и все равно получить отличную запись. Там действительно все звучит замечательно.
Но самое главное - э то когда устанавливается своего рода обратная связь с инструментом. Когда играешь, и инструмент как бы говорит с тобой - получается отличная запись. Когда Джои записал свои партии, мы потом еще долго слушали их и прямо-таки ощущали эти барабаны. Это очень важно.

Стивен: Точно. То же самое и с органом в "Wolly Bully". Можно поймать энергию, исходящую от инструмента. Ее достаточно только впустить в себя.

Джо: Все зависит от того, какое настроение у тебя в тот момент. Если у тебя есть настроение играть в этом помещении, это будет звучать как надо. Это будет слышно даже в записи. Все зависит от энтузиазма музыкантов.

GC: А вы берете с собой туда Pro Tools, чтобы записать барабаны на тот же рекордер?

Джо: Да. У нас есть три таких системы. Одна стоит в моей студии, другая - в студии Стива. А еще у нас есть мобильная система. К тому же у Pro Tools есть съемный жесткий диск, поэтому нам вовсе не обязательно возить оборудование каждый раз туда-обратно.

GC: Я где-то читал, что вы построили отдельную студию для микширования. Чем она отличается от обычной?

Джо: Как-то раз я услышал о пульте Digidesign. И нам приспичило заиметь у себя такой же. Впрочем, лучше всего для этих целей подошел бы SSL. Мы тогда были заняты выбором микшера. Соседний дом был пустым, поэтому мы разместили SSL там. А записывались мы на прежнем месте. Теперь микширование могло идти параллельно с записью. Не знаю, почему мы не сделали этого раньше. Но для нас это был еще один эксперимент. Если бы мы сделали это с новым цифровым оборудованием, у нас бы не было таких проблем как тогда. Тому дому было около 200 лет, и мы чуть не проломили пол, перетаскивая все эти железяки туда. Впрочем, когда все было установлено, получилось очень даже неплохо.

GC: Значит тогда вы микшировали не в цифровом формате? Но ведь вы уже были знакомы с возможностями Pro Tools.

Джо: Вообще-то мы делали это в трех разных форматах. Мы микшировали материал на полудюймовую пленку и затем переводили все обратно в формат Pro Tools. У нас были для этого специальные конверторы. Некоторые песни звучали лучше прямо с жесткого диска, а некоторые - с пленки.

GC: У вас очень большой опыт в музыке. Вспомните, приходилось ли вам менять свое звучание под влиянием чего-либо или же, наоборот, повторять созданное ранее?

Джо: Я даже не уверен, умеем ли мы повторяться. Мы часто слышим от людей, что они хотели бы, чтобы мы записали такой же альбом как "в старые добрые времена". Интересно, что они имеют ввиду? Вроде бы это 80-ые годы, но я не хочу, чтобы наши новые альбомы звучали так же как в те времена. Мы ведь всегда старались делать самую качественную музыку и использовали для этих целей все доступные средства. Мы не хотим топтаться на месте. Конечно, некоторым нравится, когда все остается без изменений, но по мне так это очень скучно.

GC: Значит вы будете продолжать эволюционировать несмотря на традиции стиля?

Джо: Ну почему же? Мы, например, никогда не начнем играть джаз. Мы решили оставаться в рамках рок-н-ролла.

GC: А как вы, да и вообще вся группа, определяете идеальное звучание?

Стивен: Это довольно тяжело. Потому что если я запишу демо, остальные, назвав это "аранжировкой", исказят первоначальную идею до неузнаваемости. У каждого свое представление об идеальной песне. Но ведь это не мой сольный проект, поэтому приходится идти на компромиссы. Раньше мы репетировали в одном помещении, так что песни являлись результатом работы всей группы. Сейчас все по-другому.

GC: Потому что появилась возможность работать в одиночку?

Стивен: В одиночку от остальной группы. Просто так удобнее.

Джо: Писать песни становится все труднее и труднее. Просто удивительно, что мы до сих пор сочиняем музыку в стиле рок и при этом остаемся непохожими ни на кого. Наверно это потому, что у нас есть свой фирменный стиль. Правда, иногда мы все же пользуемся услугами приглашенных сочинителей, иначе наша собственная фантазия давно выдохлась бы. Раньше мы весь материал писали самостоятельно, поэтому на некоторых наших альбомах всего по 8 или 9 песен. Некоторые из них стали классикой, а некоторые канули в Лету. Сейчас у нас к этому делу немного другой подход. Мы стараемся сделать каждую песню на альбоме по крайней мере интересной. Вот почему для альбома мы записываем от 20 до 30 песен, а потом выбираем из них лучшие.

GC: У вас немало песен, написанных другими музыкантами. Возможно, приглашенные сочинители привносят в альбом немало свежих идей, но тут возникает проблема сохранения стиля группы. Вы уверены, что такие песни написаны в стиле AEROSMITH?

Стивен: Люди по-разному воспринимают музыку, так что мне трудно судить о стилевой принадлежности таких песен. Например, некоторые продюсеры заставляли меня по 20 раз переписывать кое-какие вокальные партии, а я не мог понять, что им там не нравится, ведь пел я везде вроде бы одинаково хорошо. А уж всем слушателям угодить просто нереально.

Джо: Они иногда бывают слишком придирчивыми.

Стивен: Точно! Песни-то исполняем мы, даже те, которые написаны не нами. А приглашенный сочинитель только придает новых красок альбому. Это можно сравнить с фуззом Кита Ричарда в "Satisfaction".

Джо: Точно!

Стивен: Потрясающая песня. Где бы вы ее не услышали, она всегда вызывает улыбку и кажется, что настала весна после шести месяцев такой погоды как сейчас в Нью-Йорке. А мы большинство альбомов записывали зимой. Верно, Джо?

Джо: Угу.

Стивен: Знаете, бывает такая мрачная и холодная погода, когда даже на улицу выходить не хочется. Это из-за нее в Канаде больше потребляют спиртные напитки. Когда солнце заходит уже в пять часов, становится как-то тоскливо. А потом наступает лето. Этот сезон очень вдохновляет нас на написание новых песен. Мы написали материал для альбома "Nine Lives" во Флориде в окружении практически голых баб и благоухающих цветов. Наверно поэтому этот альбом и получился таким хорошим.

Джо: А я думаю, что музыкантам мешают писать песню их собственные стереотипы. У большинства в мозгу есть такие шаблоны типа "Я люблю то" или "Я не люблю это". Многие люди слишком прямолинейны. Мы не такие. Конечно, мы играем рок, но мы не прочь разбавить свою музыку и другими элементами. А альбомы AEROSMITH звучат узнаваемо, потому что мы четко определили для себя, чего мы делать не будем никогда. Конечно, это тоже стереотип, но зато мы можем позволить себе все остальное. Никогда не знаешь, что вдохновит тебя на новую песню. Это может быть и новая педаль, которая заставит сказать: "Нужно сделать песню с таким спецэффектом", и какая-нибудь примочка для обработки вокала. Вообще, это может быть все что угодно.

Стивен: Кроме того, мы знаем, как добиться желаемого результата. Вы наверняка знаете, что мы утратили эту способность 15 лет назад. Наша муза покинула нас. Потом до нас дошло, что если запереться в комнате и не выходить оттуда, пока что-нибудь не получится, это может сработать. Джо столько раз давил на меня, что я уже начал потихоньку его ненавидеть. Ходил за мной и канючил: "Ну напиши хоть что-нибудь!" А я отвечал: "Да отвяжись ты, я еще не готов! У меня нет вдохновения". Мы до сих пор иногда ругаемся по этому поводу. Он хочет, чтобы я спел что-нибудь, чтобы он смог наложить на это гитару, а я хочу, чтобы он сначала сыграл что-нибудь, а я бы под это дело написал вокальные партии. Но если кто-то из нас все же решает начать первым, то существует высокая вероятность рождения песни. У нас еще много всяких планов, мы еще не написали столько всяких песен! Так что все еще впереди.

GC: Вы считаете, что AEROSMITH попал в Зал Славы Рок-н-Ролла преждевременно?

Стивен: Я не считаю, что попадание группы в Зал Славы Рок-н-Ролла автоматически завершает ее карьеру. Это же не климакс, просто нам воздали должные почести, вот и все. Хотя многие музыканты на этом и останавливаются. Когда я увидел Фрэнки Валли, я подумал: "Почему же ты остановился?" В слух я ему этого не говорил, но у меня сложилось такое впечатление, что он устал жить. Что произошло?

GC: Значит, он достиг наивысшей точки и затем прекратил заниматься музыкой?

Стивен: Конечно, он мог бы возразить: "Что хочу, то и делаю! Если я захотел остановиться - я остановился!" Я не упрекаю его, просто мне непонятна это ситуация. Может быть он решил больше времени уделять семье, не знаю... Но всем тем, кто слушал Фрэнки Валли, кто вырос на его музыке, становится как-то грустно от мыслей, что Фрэнки умер для музыки. Не знаю, почему он остановился и почему не ушел в другую группу, ведь у него такой классный голос. Решил покоиться на лаврах? И я знаю много таких людей. Джефф Бэк - где он?

Джо: Он вроде бы недавно получил Грэмми.

Стивен: Не подкалывай! Вдруг он, наконец, получит премию.

Джо: Да он каждый год номинируется. Ну, почти каждый.

Стивен: Ну, вот взять хотя бы, к примеру, одного известного гитариста. Нет, не Джо Сатриани. Стив Вай! Смотрите, что произошло. Он номинирован на Грэмми, он сейчас в хорошей форме, он очень много работает, но это не принесло эму признания. Зато когда рядом с ним кто-нибудь, кто умеет петь, например Нелли Фуртадо, он становится настоящим виртуозом!

Джо: Он и так виртуоз, только не знает, как правильно использовать свое мастерство. Это я вам точно говорю.

Стивен: Я сидел на церемонии и наблюдал за реакцией других, которая была примерно такой: "Ух ты, а кто это?" Для меня он стал одним из открытий этого шоу.

Джо: Серьезно? Я недавно заценивал его альбом. Возможно, он и сумел продать копий 20. Понимаешь, о чем это я? Его любят слушать гитаристы, он изобретателен, он великолепен, он гений! Но он понятия не имеет о том, как написать хит. А в музыкальном бизнесе это является решающим фактором успеха. Знаешь, сколько хорошей музыки так и не попало в поле зрения звукозаписывающих компаний? С другой стороны, сейчас по-прежнему много поклонников некоммерческой музыки, так что шанс есть всегда, даже для тех, кто не хочет играть в игру под названием "музыкальная индустрия". Фрэнк Заппа - отличный пример этому. Он всегда держался в стороне от мэйнстрима, но он до сих пор имеет кучу денег, которые может тратить на поддержку своих проектов. И он был одним из первых. У него есть свой лэйбл, у него своя сеть распространителей. Он создал свою собственную музыкальную индустрию. Может быть и Стив Вэй достигнет такого же уровня. У него уже есть небольшая звукозаписывающая компания.
Но наш выбор - это мэйнстрим. И это навсегда.

Стивен: Мы довольно давно поняли, что если на альбоме не будет чувствоваться мэйнстрим, этот альбом вообще никто не услышит. А до этого AEROSMITH делал упор на АОР, и как раз тогда были очень популярными радиостанции, крутившие в эфире альбомно-ориентированный рок. Послушайте музыку начала 70-ых. Она прекрасна. По крайней мере, гораздо лучше современной музыки. Тогда не было четкого разделения на стили, как сейчас. Вся музыка была разной. Но такой музыке было не место в развивающейся музыкальной индустрии, так как компании получали прибыль только с хитов.
Когда мы восстали из пепла, мы решили пригласить людей, которые знали толк в сочинении хитов. Нам тогда очень был нужен хит типа "Dream On". Так мы записали "Angel". Люди покупали альбом из-за одной этой песни. Это, конечно, было позором для нас, но мы это пережили.
Многие терпеть не могут AEROSMITH. Они считают нашу музыку припопсованной, но многие любят нас именно за это. А мы не пытаемся угодить всем - это просто невозможно. А хиты - это всего лишь один из способов распространения музыки. Вот чем мне нравится Интернет, так это тем, что люди могут скачать музыку совершенно незнакомых им групп. Они пробуют, и это замечательно.
А все споры по поводу mp3 происходят от звукозаписывающих компаний, которых интересуют лишь деньги. А Sony изобрела mp3-плеер. Упс! И что же, у музыкантов теперь нет будущего? Нифига! Просто у лэйблов уменьшится прибыль с продаж альбомов. А Sony тут не причем. Не будь Sony, такие плееры изобрела бы какая-нибудь другая компания. Я уверен, что выпустив 6 лет назад эту новинку на рынок, Sony и не думала никого разорять. Так уж получилось. Все решают деньги. Это необходимое зло в созданном нами мире под названием "Капитализм". Так есть, и с этим ничего не поделаешь.

AEROSMITH:

Статьи
Дискография


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher