ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов ГПГО
ГН ПГ информация_о_рок_группах!
Главное Меню
АУКЦЫОН: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 08. 2002
Прислал: FM
Источник: Rockfuzz №20, 1995

"Делать рок-н-ролл слишком просто" Интервью с Леонидом Федоровым (1995)

Итак, в нынешнем феврале АУКЦЫОНУ - 10 лет. Что и говорить - возраст для отечественной команды более чем солидный. Однако, употребить в отношение АУКЦЫОНА термин "старая группа" просто не поворачивается язык. Те группы, кому он больше подходит, давно уже привыкли "играть в крутых", выпуская альбомы, обсуждаемые скорее "в дань уважения" (или давно приевшиеся "The best of...") и пытаясь на своих концертах "завести" публику хитами этак 85-го - в лучшем случае. АУКЦЫОН же, напротив, выступает крайне редко и безо всякой рекламы - порой чуть ли не полуподпольно. "Крутую группу" из себя строить тоже что-то не торопятся. И это несмотря на то, что их последний альбом "Птица" по результатам FUZZ'овского опроса, признан лучшим альбомом ушедшего года. Задавшись целью выяснить причины столь разительного отличия АУКЦЫОНА от нынешних отечественных стандартов рок-поведения, наш корреспондент встретился с лидером группы Леонидом Федоровым, интервью с которым мы и предлагаем вашему вниманию.

Корр.: Леня, как известно, вы недавно вернулись из поездки по Германии. Как прошло ваше турне?
Л.Ф.: Поездка прошла, в принципе, нормально. Мы были в Германии уже далеко не первый раз. Дали 22 концерта практически во всех крупных городах - Берлине, Гамбурге, Мюнхене, Кельне, Зальцбурге и прочих. Принимали нас отлично - таи у нас уже успела сложиться своя аудитория, поэтому проблем с посещаемостью концертов почти не стояло. Разве что, один раз нам пришлось выступать в женском монастыре небольшого городка - тут уж, сам понимаешь, аншлага никто не ожидал. А вообще мы практически весь год провели на гастролях по Европе - были и в Австрии, и в Швейцарии, и в Чехии - в Праге и, разумеется, во Франции, куда мы ездим практически каждый год. Так что, наверное, понятно, почему мы так мало выступали дома - просто не оставалось времени.

Корр.: Ваш диск 1994-го "Птица" был встречен у нас "на ура" - и, тем более, меломанами. Каково твое личное отношение к этому альбому?
Л.Ф.: Как и ко всем остальным нашим записям. Пожалуй, даже хуже, чем к некоторым другим - например "Дуплу". Так получилось, что мы писали "Птицу" очень долго - почти год, вечно что-то не получалось или не нравилось, все в группе были на нервах, под конец переругались - чуть было вообще не разбежались, но все-таки летом доделали. А как записали его - я послушал, и мне так не понравилось, что я его потом долго вообще слушать не мог. Думал: "Да-а, ну и фигня получилась - вообще никто слушать не станет". Потом, конечно, отношение изменилось, но ненамного. Конкретно же о песнях могу только сказать, что "Дорога" - единственная песня, которую потом еще пришлось досводить во Франции (имеется в виду конец весны-94 - прим. авт.), а единственная песня, не вызывающая у меня мрачных воспоминаний и которая, пожалуй, мне даже нравится - "Моя Любовь". Ее мы записали буквально на одном дыхании - всего за три дня и, соответственно, без сопутствующих всем остальным песням споров и перебранок.

Корр.: Леня, раз уж по этому поводу заговорили, расскажи, как у вас вообще происходит этот самый "творческий процесс"?
Л.Ф.: Ну, вообще, сначала основную мелодию пишу я, и прихожу к Озерскому - он что-то советует, как-то "дорабатываем" ее. А стихи пишет в основном Озерский, и тут уж я как-то участвую, где-то подсказываю. Иногда стихи дает Олег Гаркуша - впрочем, он уже давно их не писал - по крайней мере, для песен. Сам же я стихи никогда не пишу - у меня вообще к поэзии довольно прохладное отношение. Ну, а окончательно песня оформляется уже, конечно, в студии, непосредственно при записи. Поэтому, в принципе, каждый член АУКЦЫОНА вносит свой оклад.

Корр.: Недавно вы, после возвращения из Германии дали несколько концертов в Питере - один еще, по-моему, до Нового года и еще три - уже после него, из которых один - в Рок-клубе. Как вы себя чувствовали в связи со сменой аудитории? И как, по-твоему, изменился питерский Рок-клуб за время вашего существования?
Л.Ф.: Если говорить об аудитории, то лично для меня никаких проблем из-за ее смены не было и нет - мне, честно говоря, все равно, для какой аудитории играть. И если концерт идет по кайфу, я чаще всего вообще "не вижу" зала - для меня основное действо происходит именно на сцене. Словами это передать трудно, но, грубо говоря, когда концерт получается, ты просто начинаешь тащиться от того, что ты делаешь, и видишь, что каждый член группы испытывает то же самое - и это еще более усиливает такой эффект. АУКЦЫОН тогда действительно становится единым целым.

Корр.: А как же пресловутый "обмен энергией" с залом?
Л.Ф.: Нет, безусловно, какой-то обмен энергией со зрителями существует, но у меня это чаще проявляется отнюдь не в положительную сторону. Когда я вижу, что публика начинает уже беситься, буквально сходит с ума, то меня это жутко раздражает - в этом что-то от "металлических" концертов. Я дико злюсь, и, конечно, для меня этот концерт резко теряет прелесть. А что касается вопроса об изменениях в Рок-клубе, то, по-моему, там особенных каких-то изменений не произошло. Дело в том, что мы с АУКЦЫОНОМ уже не застали, видать, то время в Рок-клубе, о которой так любят поностальгировать старые питерские меломаны - нас ведь и в 87-м еще мало кто знал, поэтому судить об этом я не берусь.

Корр.: Скажи, пожалуйста, а как ты относишься к тому положению, которое создалось на данный момент в отечественной музыке?
Л.Ф.: Ну, я считаю, что у нас сейчас музыка только начинает развиваться. То есть, если хочешь, я могу сказать, что все, что у нас делалось в музыке до настоящего момента, я музыкой вообще не считаю. И мне кажется, что тем молодым группам, которые сейчас появились, как раз и предстоит сделать отечественную музыку. Из них я могу, пожалуй, выделить такие группы, как ХИМЕРА, КОЛИБРИ, TEQUILAJAZZZ, ЧУФЕЛЛА МОРЗУФЕЛЛА, ЭДИПОВ КОМПЛЕКС, да еще, может быть, ЮГЕНДШТИЛЬ. Так что, говорить сейчас о такой понятии, как "русский рок", еще, на мой взгляд, преждевременно - оно еще не сформировалось, нет музыкальных традиций. Ведь если, к примеру, брать любую американскую группу среднего пошиба и сравнить с отечественными "лидерами", то, боюсь, это сравнение почти по всем показателям будет отнюдь не в пользу последних. Впрочем, если взять такие критерии, как оригинальность, музыкальный потенциал и, особенно, энергетику исполнения, то в нашем роке, безусловно, заслуживают уважения такие музыканты, как Саша Башлачев (я был на нескольких его "квартирных" концертах), Янка Дягилева и, конечно, Егор Летов - особенно в "начале" ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ. Но это, конечно, мое субъективное мнение.

Корр.: А кого бы ты мог назвать из своих любимых западных музыкантов? Кто из них повлиял на тебя?
Л.Ф.: Из западных я бы назвал в первую очередь, конечно БИТЛЗ. И в один ряд с ними я бы не поставил уже никого. Я считаю, что БИТЛЗ были в музыке той эпохой, которая продолжается до сих пор. Именно они перевернули сознание людей, показав им, что рок-н-ролл играть просто, будучи при этом действительно очень талантливыми людьми. И первый рок-н-ролл, который я услышал в жизни, был именно в исполнении БИТЛЗ - я услышал его из чьего-то окна, когда мне было 14 лет. После этого я и стал всерьез учиться играть на гитаре. Что же до других западных рокеров, которые мне в свое время нравились, то здесь можно назвать множество имен - это и LED ZEPPELIN, и CLASH, и POLICE, и THE CURE: перечислять всех не имеет смысла. Последний же, кто произвел на меня сильное впечатление - это Курт Кобэйн из NIRVANA: его музыка обладала действительно потрясающей энергетикой. Как сказал один мой друг, это был "последний по-настоящему сумасшедший человек в рок-музыке".

Корр.: А вас никогда не пытались сравнивать с кем-нибудь из западных рокеров?
Л.Ф.: Да, я помню, когда мы первый раз поехали на гастроли в Европу, некоторые говорили: "О, да это же русский EINSTURZENDE NEUBAUTEN!" Я тогда послушал несколько их дисков, даже посмотрел видео - и ничего общего, в общем-то, не нашел. Так что мне по-прежнему кажется, что в том стиле, в котором играет АУКЦЫОН, не начал пока играть еще никто.

Корр.: Лёня, расскажи, пожалуйста, чем АУКЦЫОН намерен заниматься в ближайшее время.
Л.Ф.: Сейчас мы как раз садимся записывать новый альбом с нашим большим другом Алексеем Хвостенко, в просторечии Хвостом. Одно время мы уже работали с ним вместе - результатом явился альбом "Чайник Вина", полностью написанный на его стихи. Кстати, это мой любимый альбом из всех, записанных АУКЦЫОНОМ. Будущий же альбом, который мы будем писать в бывшей Ленинградской студии документальных фильмов, будет принципиально отличаться как от "Чайника Вина ", так и - в еще большей степени - от "Птицы". Написан он будет полностью на стихи Велимира Хлебникова. Хвост, кстати, делит всю мировую литературу на три эпохи: 1) эпоха Гомера, 2) эпоха Данте, 3) эпоха Хлебникова, которая, по его словам, продолжается и посей день. Этот альбом будет далек от рок-н-ролла, как, впрочем, и все, что мы делаем. Я вообще считаю, что чем дальше от рок-н-ролла, тем лучше. Рок-н-ролл делать достаточно просто - это доказали еще БИТЛЗ.

Корр.: Скажи, пожалуйста, что изменилось в музыке АУКЦЫОНА за эти 10 лет?
Л.Ф.: Пожалуй, главное, что изменилось - качество исполнения. И особенно в последний год. Беспрерывные гастроли научили нас играть более профессионально, весь концерт держаться на одном уровне. Раньше я, например, вышел - отыграл 7-8 песен и сдох: продолжал играть уже, что называется, на стиснутых зубах. Сейчас и я, и остальные члены АУКЦЫОНА, можем отыграть полутора-двухчасовой концерт, выкладываясь при этом полностью - но не падая после него с ног. К тому же и сама музыкальная ткань наших песен стала более сложной, поэтому на концертах для адекватного их воспроизведения приходится напрягаться куда больше.

Корр.: Лёня, как известно, в Питере в последние два года открылось немалое число новых клубов. В каком из них тебе больше нравится играть?
Л.Ф.: Ты знаешь, для меня не имеет особенного значения, как называется клуб. Главное - чтобы в нем был хороший звук. А таких у нас в Питере я еще пока не обнаружил. До сих пор, например, с ужасом вспоминаю, какой звук у нас был в "Индии" на "500 лет АУКЦЫОНУ"... Но, если не говорить о звуке, то для меня чем меньше клуб - тем лучше.

Корр.: А ты вообще сам по себе - человек домашний или нет? Не утомляют постоянные гастроли?
Л.Ф.: Нет, я по натуре люблю постоянные перемены, постоянную смену декораций. Если долго сижу дома - хочется на гастроли, и наоборот. Вообще же я по жизни стараюсь сделать событие, вырваться из повседневной рутины, что называется, сам себя удивить. Не люблю, когда долгое время ничего значительного не происходит. Становится душно жить.

Корр.: А сейчас традиционный дурацкий вопрос: напомни историю смены буквы в вашем названии.
Л.Ф.: Просто однажды наш ударник после концерта раздавал людям автографы, и везде ставил: АУКЦЫОН. Потом приходит ко мне, спрашивает: "Лень, так правильно?" Я говорю: "Абсолютно". И все остальные мне поддакнули. Недели через две прикол раскрылся, но название в честь этого решили изменить. Вот, в общем-то, и все.

Корр.: Ну, и последний вопрос. Когда вы планируете дать следующий концерт в Питере?
Л.Ф.: Честно говоря, затрудняюсь сказать. Пока что, по крайней мере, выступать не хочется - отходим от прошлогодних турне. Но если мы и соберемся дать концерт, то это произойдет не раньше февраля. А в марте мы должны поехать на гастроли в Москву. Так что, следите за рекламой, как говорится.

Илья СВЕРДЛОВ

АУКЦЫОН:

Статьи
Дискография


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher