ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
BRAINSTORM (PRATA VETRA): Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 06.2005
Прислал: Ad
Источник: FUZZ №6, 2004

Интерьвью с Рейнарсом Кауперсом (июнь 2004)

Для своих они - PRATA VETRA, для остальных - BRAINSTORM или МОЗГОВОЙ ШТОРМ. На их концерты в Прибалтике собирается до 20 тысяч человек. Они нравятся Майку Стайпу и Мартину Гору. Они пишут альбомы с английскими продюсерами. Главный клипмейкер DEPECHE MODE Антон Корбийн специально приезжает в Ригу, чтобы сделать для них фотосессии. После "Евровидения" о них пишут "The Times" и "Melody Maker". BRAINSTORM располагают к себе. Прославленные, но без пафоса, многое повидавшие, но не заносчивые. Они шутят и улыбаются, производя впечатление очень порядочных, но безбашенных индивидуумов. Словом, настоящие музыканты. Общаясь с ними, понимаешь, что жизнь прекрасна и удивительна, - как ни крути.
Если не упоминать Латвию, то условия созревания и становления BRAINSTORM покажутся абсолютно схожими с английской или американской реальностью и тамошними rock'n'roll stories. Пережив полупустые бары и вялую публику, школьный ансамбль трансформируется в сплоченных и верящих в себя рок-героев. За терпение, труд и за немаловажное обаяние BRAINSTORM получают все, что можно было пожелать, что доставляет любой группе несравнимое удовольствие. Они записывают альбомы (дистрибуция по всей Восточной Европе), играют концерты (в тех же беспределах), украшают собой ТВ и радиоэфиры Евросоюза.
Состав не менялся со момента создания группы: Рейнард Коупер (Рейнарс Кауперc) - вокал, Джон "Мэджик" Уайт (Янис Юбалтис) - гитара, Петер Скотт Джуниор (Рундарс Маусевичс) - бас, Ник Уильям Саймон (Каспаре Рога) - барабаны, Майк Минолта (Марис Михельсонс) - клавишные, аккордеон, перкуссия.

My lights, my show

В гримерке Ледового дворца Рейнарс Каупере обескураживает легким акцентом, добродушием и открытостью.

Концерт еще продолжается. Сейчас на сцене БИ-2. Вы только что отыграли на одной из самых больших площадок Петербурга. Твои первые эмоции?
Рейнарс Кауперс:
В России я не перестаю удивляться. Я вижу, что девушки поют слова, что они их знают. Ну ладно, я понимаю, что "May Be" немножко покрутилась, не говоря о "Скользких Улицах". То есть люди знают. И всюду встречают. Вот, в Питер приехали, нас встречают.

А сейчас в гримерке человек похвалился, что у него есть все ваши альбомы.
Рейнарс:
Да. Я все время удивляюсь, потому что у нас нет вообще никакого отчета, знают ли BRAINSTORM в России или не знают. Очень приятно. Сегодня мы играли "The best of". Одну песню на латышском, самая первая песня BRAINSTORM, называется "Lidmasinas", "Самолеты" (накануне на интервью в прямом эфире "Нашего Радио СПб" BRAINSTORM принесли и прокрутили эту вещь, оказавшуюся увеселительным ска - Н. К.). Мы долго ее не играли, думали: "Аи, дурацкая песня". А тогда, - это было время второго альбома "Veronika", - у нас не очень хорошо шли дела, 40 людей приходили на концерты, мы сами доплачивали,
чтобы нам разрешали играть, эта песня нас выручила. Мы записали ее на один микрофон. И она стала вообще суперхитом года.

Когда было 40 человек зрителей, вы не впадали в отчаяние?
Рейнарс:
Было трудное время. Как раз я учился в университете. Первый женился. У меня близнецы родились, сейчас им по 8 лет уже. И приезжаешь с этих концертов домой, 5 утра, уже измотался, сам тащил аппаратуру... И дома концерт, - один засыпает, другой просыпается. Там полгода были такие

Ты в себя все время веришь?
Рейнарс:
Мы бываем тоже слабыми, но только когда одни остаемся. У всех же бывает. Чтобы была девятая волна, должна быть и первая. Все идет по кругу. Но так мы всегда были банда. Мы можем быть очень ироничными, циничными друг к другу. Но точно могу сказать, что очень люблю своих друзей.

У вас богатая дискография?
Рейнарс:
Последний альбом у нас выходит на латышском и на английском. Шесть альбомов получается.

Сколько вам лет?
Рейнарс:
29.

Выглядите моложе.
Рейнарс:
Очень, кстати, возраст на передумки всякие тянет.

My years to grow

С чего началась группа BRAINSTORM?
Рейнарс:
Мы практически одноклассники.

Большой город Елгава?
Рейнарс:
Город - словно остров (смеется). Тысяч 80. По-моему, в Латвии он четвертый большой. Сначала она называлась средняя школа №1, а закончили мы уже елгавскую гимназию №1. Наверно, хорошо, что мы не из Риги, потому что рижские коллективы... Вот группа: супермузыка, отличные музыканты, все происходит. Но я смотрю, уже барабанщик играет в твоей группе, басист играет еще в трех группах и в джазовом составе, просто зарабатывает деньги. Группы как таковой нет. Я думаю, что BRAINSTORM несет энергию группы, энергию пяти разных людей.

А где вы сейчас живете?
Рейнарс:
Некоторые в Елгаве, некоторые в Риге. От Риги до Елгавы 50 километров.

После школы что было?
Рейнарс:
Параллельно все учились. Я учился на журналиста. В 22 года стал дипломированным журналистом. Могу похвастаться двумя интервью только. Но, по-моему, они неплохо удались. Интервью с Майком Стайпом из R.E.M. и с А-НА. Готовлюсь к третьему Г\ \Г (смеется). Была задумка с Патти Смит, в Польше она была. Это было бы интересно, но она практически не дает интервью.

Для какого издания?
Рейнарс:
Все обычно начинается с того, что хочется попасть на концерт. Билеты либо распроданы, либо хочется немножко накопить. У BRAINSTORM есть промо-менеджер, Гуна из "EMI Baltic records". Она прекрасный человек, очень хорошо контактирует, ей очень нравится всегда быть в этом водовороте, и она договаривается: "Слушай, это будет интересно: группа BRAINSTORM берет интервью у группы А-НА". Она представляет эту идею организаторам. И так это случается.

Ты открыл их с другой стороны для себя? И Майка Стайпа, и человека из А-НА с которым ты говорил?
Рейнарс:
Магне... Магне Фур... фамилия страшно сложная. А, Фурухолмен, клавишник А-НА. За 10 минут сложно понять. С Майком Стайпом было иначе. Он слушал наш первый интернациональный альбом "Among The Suns" (1999 года - Я. Я.). И у нас есть видеокассета, где на пресс-конференции все R.E.M. говорят, что они прослушали вот эту пластинку. Одному понравилось songwriting, другому что-то другое, третьему - энергия.

My kingdom, my crown

"Евровидение" прибавило вам известности? Вас стали больше приглашать куда-то?
Рейнарс:
Дало publicity в странах, где мы боролись за publicity, но ничего там не происходило... Ну, короче, помогло, потому что песня "My Star" попала реально в чарты в Швеции, Финляндии, Бельгии. У нас было много телевизионных шоу.

Прочла у вас на сайте, что вы разогревали THE ROLLING STONES в Праге, CRANBERRIES в нескольких странах, SUPERGRASS в Дании. Это было после "Евровидения"?
Рейнарс:
Да, да. До того мы с года 1997-го играли в Дании, Германии. Но это, знаете, как говорят: "О, мы едем играть за границу", а оказывается, что играешь там в маленьком баре для трех латышей. Это, по-моему, был самый эксклюзивный наш концерт, где все латыши в конце концов участвовали вместе с нами.

Вас фотографировал сам Антон Корбийн - расскажи об этом.
Рейнарс:
Да, это тоже через Гуну. Мы поехали на его выставку в Копенгаген. Он прекрасный человек, очень длинный и такой смешной. Даже не верится, что такой полный юмора и задора человек делает картинки с таким секретом. Его черно-белые картинки - ничего лучше я не видел. Мы дали ему пластинку послушать. Он сказал: "Интересно". Послали уже новое демо, с последнего альбома. Ну, и остановились на том, что "может быть, когда-нибудь", - знаете, как всегда. И вот среда, мне звонит телефон. Г] ]Г Гуна кричит: "Энтон едет в Латвию!!!" Все дела откладываем. И в прошлом году он приезжал три раза. То есть мы действительно очень хорошо познакомились.

Он специально к вам приезжал?
Рейнарс:
Ну да. Чтобы снимать BRAINSTORM. И в последний раз мы сделали отличные бани для него. По-латышски! Знаете, это мокрая баня, где надо с вениками! Ну, он вообще!!..

Как он работал с вами как с моделями?
Рейнарс:
Он практически ничего не говорит, что надо делать. Мы встанем, он посмотрит... Мы в Риге все снимали. Выезжали, ему нравится тоже место с секретом - что-то старое, уже порванное, индустриальное немножко. Снимали Пардаугаве, район Кипсала. Один раз в Юрмале просто проезжали по станциям и делали фото. Он очень смешной... Мы стоим - важная фотография. А он всегда этак пригнувшись работает. И начинает что-то типа танца... Мы: "Что происходит?", он смеется и чик! - вдруг снимает. И это выражение, когда становишься реальным, самим собой, как раз и запечатляется.

Он дорогой фотограф?
Рейнарс (смеется):
Его гонорар высок, но он был так добр к нам...

Г^

My coat, my hat

Расскажи поподробнее о вашем творчестве.
Рейнарс:
Первый альбом - Vairak Neka Skali, "Больше Чем Громко", 1992 год. Все начинается, все вместе. Первые песни, первые стихи, все первое. Причем мы записали альбом, и была идея не издавать его, потому что все загрузились: не так сыграл, не так запел... Но барабанщик наш сказал: "Обязательно надо издавать!" И абсолютно правильно, потому что я сейчас думаю, что если бы не издали...
Потом 1994 год - альбом "Veronika". Период, когда нам очень нравился грандж, сиэттловские все бригады: NIRVANA, PEARL JAM, STONE TEMPLE PILOTS. Для очень многих фанатов это самый любимый альбом, самый альтернативный. Причем выпустили с другой компанией, не с "Microphone records", с которой мы обычно работали. Мы поссорились в то время. Третий альбом - "Все Абсолютно Так, Как Ты Хочешь", "Viss Ir Tiesi Та Ка Tu Velies". Вернулись как бы к корням, но с этаким задором.
Четвертый альбом - 2000 год, "Among The Suns". Это альбом, который нас сделал очень большими звездами. С этим точно установилось, что BRAINSTROM - великая группа. "Евровидение" пошло тоже под этот альбом. Он уравновешен. Нам иногда говорят: "Ребята, надо определиться, что вы хотите играть. Вы столько стилей берете". А мы говорим: "А такова жизнь. То смеешься, то плачешь". И нам это интересно. Концепция - это, конечно, хорошо, и я надеюсь, что однажды мы дойдем до концептуального альбома. Но нам нравится экспериментировать. И на концерте видишь, что людям интересно, когда ты все время меняешься. Но четвертый альбом был уравновешенный. Поэтому он продался дважды платинум (15 тысяч экз., процент высчитывается, исходя из количества населения, а оно в Латвии 2 млн. - Я. К.). Для многих людей - это самый любимый альбом.

И первый альбом на английском.
Рейнарс:
Английский текст обычно рождается просто как английский текст. Мы не переводим. Латышский текст - это абсолютно что-то другое. Если поешь, к примеру, про крокодильчика с бутылочкой в руке, в английском - эта та же самая песня про каникулы. Песни обретают другой смысл. А бывают песни, где нельзя сделать латышский текст. Песня "May Be" только на английском.
Пятый альбом - это уже "Online", 2002 год. Экспериментальный. Г_ _Г Такой синти-поп. Мы сделали его вместе с продюсером А-НА Тони Мэнсвилдом. "May Be" оттуда. Сейчас я слушаю его, - не хватает в нем брейнстормовской энергии. Слишком спродюсирован. Он очень хорош как альбом, и нам тоже интересно, что в нашей истории есть такой альбом. Там много программирования, в Лондоне писали. Мы половину записи мяч гоняли по теннисному полю, а продюсер сидел и делал все эти биты. Мы позволили ему все. Это мы впервые с иностранным продюсером работали. Я бы сказал так: это альбом BRAINSTORM и Тони Мэнсвилда. "Adaybeforetomorrow", последний, делали с двумя продюсерами. Алекс Сильвер, англичанин. Он сделал германского Стинга. Херберт Грюнемайер. Алекс сделал нам две песни: "Colder" и "A Day Before Tomorrow". Это уже взрослый альбом. Мы записали его в прошлом году, вышел он в Латвии в мае, в остальных странах в сентябре. Тут уже очень хороший баланс BRAINSTORM и продакшн.

Maybe

Если нескромно, то вы в Латвии группа №1?
Рейнарс:
Нескромно - да. Причем мы в последнее время в Латвии делаем примерно 4-5 концертов в год, стараемся делать на больших площадках.

На концерт ваш сколько людей собирается?
Рейнарс:
Последний концерт был 25 тысяч. Мы даже из него сделали DVD. Очень хорошо получилось. Это в Риге было.

Проявления фанатизма со стороны поклонников есть?
Рейнарс:
Ну да, автографы просят, смотрят, но я спокоен. Мы даже один раз с Рогой, барабанщиком, поспорили с Михельсоном, что пойдем по улице Чака голыми, а это такой розовый район. И за это он достанет какой-то коньяк. В 3 часа дня, светит солнышко... Заходим в арку, раздеваемся совсем, только туфли оставляем и черные очки. И идем по городу. Я сейчас думаю, - действительно круто. Мы кушали блины... И прошли четыре квартала. А люди, что интересно, не смотрят. В трамваях все к окнам прилипли, а те, мимо которых идешь, - "ха, подумаешь, голые". Вот так мы спокойно гуляем по Риге.

Какие перспективы в России?
Рейнарс:
Трудно сказать. Один вариант: мы просто вспомним этот период как очень интересный, будем время от времени приезжать в Питер или в Москву, - сами, с БИ-2 или с какой-то еще командой, и будем продолжать петь на английском и латышском. Второй вариант: от того, как мы чувствуем, насколько хорошо нас принимают в России, мы можем записать альбом на русском. Но я больше придерживаюсь первого варианта. Потому что, когда я вижу человека, который хочет очень близко ко мне стоять и показать, как он меня любит, я отхожу на шаг. Я думаю, что мы просто можем потерять людей, которые любят наше творчество. Если мы запоем на русском, я думаю, что это будет шаг бизнеса, который на массы, может быть, сработает, но боюсь, что мы можем потерять что-то свое. Хотя нам нравится русский, и, я думаю, точно что-то получится еще на русском. Пара песен.

Надя Кашликова

BRAINSTORM (PRATA VETRA):

Статьи


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher