ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
DEATH: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 03.2003
Прислал: Виктор Мамонтов
Источник: Hatross #1, 2003

Такое хрупкое искусство - жить

"Life ends so fast, so take a chance and make it last"

ПРОЛОГ: UNHAPPINESS

Вот ведь как бывает… Мы живем и думаем, что живем вечно, будто у нас есть на это высшее право. Но рано или поздно и всегда внезапно то тут, то там появляется черный всадник на бледном коне, а значит - кому-то пора собираться в путь, в край заоблачный и безмолвный. С его уходом мы лишь на минуту задумываемся о том, что Костлявая стоит за спиной каждого, чуть левее позвоночника. Но проходят дни, и мы забываем об этом. Лишь самым мудрым дано Знание - Она всегда с нами и только ждет подходящего случая. И тут уж даже такой убежденный атеист, как я, начинает верить в символы и приметы.
Вторая половина 90-х и начало нового тысячелетия прошли под знаком Старой Девы-Косильщицы. Мстя за нелепые реверансы в ее сторону, горбатая со всей мощью обрушилась на thrash- и death-музыкантов, собирая щедрый урожай и оставляя запасы на будущее, калеча одних и забирая с собой других. Чак Билли и Пол Балофф, Джеймс Мэрфи и Сабина Классен, Кен Оуэн и Чак Шулдинер…

РОЖДЕНИЕ СМЕРТИ

Когда 13 мая 1967 г. в семье Мэла и Джейн Шулдинер, проживавших на Лонг-Айленде, Нью-Йорк, появился малыш по имени Чарльз, никто и представить не мог, что в мир пришел человек, которому предначертано изменить тяжелую музыку.
MANTAS. Большую часть жизни Чак провел во Флориде, в тихом Орландо. В начале 1983-го в компании с гитаристом Риком Роззом и драммером Барни "Кэмом" Ли он создал свою первую группу Mantas. Парню было всего 15. Предшественница Death была вполне примитивной, но отличалась от доброй сотни таких же детских банд Флориды неимоверно жестоким агрессивным звуком (к тому же весьма "грязным"), сплавом высочайшей скорости и жуткой тяжести. И если Чак сотоварищи мечтал шокировать аудиторию, то, без всякого сомнения, он достиг своей цели!
Это было рождение нового стиля, путь, по которому в те, уже далекие, времена двинулись многие молодые команды в Америке и Европе (Possessed, Morbid Angel, Massacre, Sadus, Obituary начинали тогда же). Абсолютно андеграундное явление, полностью отторгавшее каноны рок-музыки и потому отвергаемое звукозаписывающими компаниями, death metal зато стал флагом 15-18-летнего поколения изгоев, нашедших в нем убежище от родителей, школы и общества, от непонятной морали и религиозных устоев, от навязываемой поп-культуры. Распространение записей шло посредством так называемого "тэйп-трэйдинга" (tape-trading), т.е. прямого обмена кассетами весьма дерьмового качества, зато вполне приемлемого для "бюджета" любого подростка. Вот почему армия смертоносного металла, насчитывавшая в 83-84-м какие-то сотни последователей, постоянно росла. Чак был частью движения, нет, пожалуй, он был одним из лучших.
Помимо экстремизма в музыке, death привлекал юных слушателей необычной вокальной подачей - гроулингом, скорее похожим на звериный рык, голос из глубины могилы или самой Преисподней, а также кровавой апокалиптической лирикой, основанной не только на "ужастиках", но и на отрицании христианства… Шулдинер был лучшим вокалистом, его голос просто невозможно было спутать с кем-то еще, и даже сильно изменившись в последние годы, он оставался узнаваемым и предельно экстремальным. Кстати, "рычание" Чака было хорошо артикулированным в отличие от "пения" тех же Криса Барнеса, Барни Гринуэя или Дэвида Винсента, так что слова может различить любой мало-мальски знающий "инглиш".
Чак любил вспоминать великолепный хаос тех дней: "Когда мы собрались, я играл на гитаре не больше шести месяцев, ха, я даже не знал, как играть соло! Моей задачей было извлечение самых брутальных риффов, но я всегда чувствовал необходимость стать хорошим гитаристом. Хотя на нынешний взгляд та музыка была грубой, мы знали, что когда-нибудь будем очень музыкальной группой. Конечно, это должно было случиться не в раз, и я старался изо всех сил, чтобы приблизить такой день". Слушая ранние демо Mantas, легко заметить схожесть с Venom, в те времена - непререкаемым авторитетом среди металлеров, и Шулдинер никогда не отрицал этого влияния. Среди других групп, оказавших влияние на юного death-металлиста, были Kiss и Anvil, Merciful Fate и Exciter, Slayer и Hellhammer.
Первое "официальное" демо Mantas "Death By Metal", записанное на 4-дорожечном магнитофоне в гараже Шулдинеров (при отсутствии басиста), пошло "в народ" летом 84-го, а вещь "Evil Dead" с него можно слышать на дебютнике Death "Scream Bloody Gore". Группа впервые выступила 1 августа 1984-го и произвела фурор среди местных металл-фэнов. Однако, отсутствие в тот момент широкой аудитории и, особенно, внутренние противоречия внутри банды предрешили судьбу Mantas. "Я решил собрать новую команду и назвать ее Death. Кэм тяготился вокалом, поэтому я взял его на себя. Поначалу я пытался петь нормальным голосом, но это не соответствовало нашей музыке. И тогда я "сделал" вокал брутальным, более похожим на крик или скрежет".
Меж тем молва провозгласила Mantas самой тяжелой и мрачной группой Флориды. Чак уже жил новым проектом, но в 1984-м всё с тем же Кэмом Ли за какие-то 80 баксов записал демо "Reign Of Terror". Интенсивная "концертная" деятельность и выход в 1985-м "живой" записи "Infernal Death" закрепили статус команды и привлекли к ней внимание не только слушателей, фэнзинов и всевозможных деятелей андеграунда, но и музыкантов, пожелавших играть в Death. И весьма кстати: в конце 84-го команду покинул Рик Розз (основавший в последствие вместе с Ли Massacre). Это был конец Mantas.

DEATH: 1984-1988. Зарождение Death сопровождалось хаосом и досадными проблемами. В 85-м к Шулдинеру и Ли примкнули гитарист Мэтт Оливо и басист Скотт Карлсон из Genocide и, казалось, всё идет нормально. "Мы репетировали в гараже у Чака. Там стояла жуткая жара, но нам всё равно было кайфово от общения и нашей музыки", - вспоминает Скотт. Однако, Кэм вскорости покинул Death из-за личных проблем. Это поставило группу на грань гибели: "Мы были юнцами и поначалу восприняли уход Кэма как предательство. Но сейчас все мы понимаем - это жизнь, и, в конце концов, вся ситуация вылилась в рождение сразу трех классных групп - Death, Massacre и Repulsion". Вслед за Кэмом свалили и остальные.
Кто знает, что могло случиться с Шулдинером дальше, если бы не помощь… родителей. "Родители всегда поддерживали Чака в его увлечении, - говорит Мэтт Оливо. - Они и тогда не оставили его подыхать с этим долбаным death metal". Именно мать сказала Чаку о том, что ребята решили покинуть группу, сделав это по их просьбе. "Он пожелал нам удачи, а мы ему…"
Раздосадованный Чак в сентябре 85-го отправляется в Сан-Франциско, где некоторое время сотрудничает с музыкантами D.R.I., но уже в начале нового года улетает в Канаду, где пытается играть со Slaughter (Торонто). Не проходит и месяца, как он возвращается во Флориду, понимая, что Death - его призвание, и не теряя времени, вербует барабанщика Криса Райферта, с которым закатывает демо-тэйп "Mutilation". Несмотря на то, что ребят было всего двое, именно союз Шулдинера и Райферта определил на многие годы каноны саунда Death. Интенсивная сверхскоростная музыка вкупе с утробным вокалом, барабанные бласты, взрывающие перепонки, брутальные риффы и навороченые соло стали торговой маркой группы.
"Mutilation" (где Шулдинер отыграл и басовые партии) заметно отличался от грубых творений калифорнийских и флоридских death-металлистов как отличным материалом, так и качеством записи. Вероятно, это и привело Death на андеграундный лейбл Combat Records, подписавший команду на издание полноформатного альбома.
Трудно поверить, но дебют Death "Scream Bloody Gore" Чак и Крис записали вдвоем, если не считать продюсера Рэнди Бернса, да еще за 5 дней. Вышедший в 1987 г. диск поразил всех, аки гром средь ясного неба. Америка до тех пор никогда не слыхала столь тяжелых песен и такого голоса! Именно со "Scream Bloody Gore" началось пришествие death metal в сей бренный мир, а Шулдинер наконец-то стал профессиональным музыкантом.
Интересно, что лирика того времени была основана на ужастиках и триллерах. И когда Чака спросили о сатанизме в металле, он ответил: "Я этим не занимаюсь". Тем не менее, на логотипе Death красовался перевернутый крест…
После выхода "Scream Bloody Gore", который делали в Сан-Франциско, Чак принял решение вернуться во Флориду. Тому были веские причины: death-сцена в Калифорнии умирала, закрывались клубы, а любителей экстремала было не так уж много. Кроме того, Шулдинер тосковал по дому. Райферт наотрез отказался последовать за ним (он собрал собственную команду Autopsy), но Чака уже ничто не могло остановить. Наверное, он понимал, что теперь Death - это он сам. Так Флорида навсегда осталась домом для Шулдинера.
"Leprosy", вышедший в 1988 г., ознаменовался более "отполированным" звуком (Morrisound Studios, Тампа), гораздо большей продуманностью материала и композиторским ростом. Он гораздо мощнее и компактнее своего предшественника. Это был огромный шаг вперед не только для death metal, но и самого музыканта, становившегося настоящим мастером гитары и вокала. Чак зрел и как поэт: наряду с обычной horror-тематикой, в его песнях появились ростки собственной философии, основанной пусть и на очень небольшом жизненном опыте. "На следующем альбоме тексты будут еще более жизненными", - пообещал лидер Death.
Для записи альбома Шулдинер пригласил старого друга Рика Розза, который привел с собой отличную команду: барабанщика Билла Эндрюса и басиста Терри Батлера (Massacre, Six Feet Under). Настоящей жемчужиной диска, как музыкально, так и с точки зрения текста, была вещь "Pull The Plug". Чак так объяснял ее смысл: "Представьте, что вы подключены к системе жизнеобеспечения, но имеете полное право умереть". Кроме всего прочего, "Pull The Plug" была очень мелодичной (слишком мелодичной!) для раннего death metal, наверное, она и явилась прообразом того металла, к которому Шулдинер стремился всю жизнь. Но, поверьте мне, все остальные треки не менее бесподобны.
Воодушевленный успехом "Leprosy", Чак бросает группу в концертную атаку на аудиторию, не успевшую опомниться от нокаутирующего удара этого диска. Однако уже в 90-м миру является следующее детище "злобного" Чака - "Spiritual Healing".

ИГРЫ ПРОФЕССИОНАЛОВ: 1990-1993

Появившийся в группе гитарист Джеймс Мерфи (Недавно у парня обнаружили в мозгу сразу 3 опухоли, врачи смогли избавить Джеймса лишь от 70% раковой ткани, удалив при этом левую скулу, однако, его мучения на этом вряд ли закончились) не только помог Шулдинеру как ритмач, он, как и Чак был сторонником мелодической основы в музыке. И это заметно уже с первого трека "Spiritual Healing". Более того, на тот момент Шулдинер, наряду с Треем Азагтосом из Morbid Angel, являлся самым техничным и виртуозным гитаристом, он стал героем death metal, его лидером и живой легендой, на которую равнялись все молодые музыканты, выбравшие этот "нелегкий" жанр. Начиная с этого диска группа работает со знаменитым Скоттом Бернсом (Roadrunner Rec.). И теперь уже ясно - каждый новый диск Death будет на уровень выше предыдущего по качеству материала и его воплощению. Отлично спродюсированный, технически совершенный, интеллигентный и изысканный (несовместимые с death metal слова!) "Spiritual Healing" разрушал все стереотипы этой музыки, доказывая: death metal и голая брутальность - не одно и то же. Сейчас-то мы знаем, именно Death вдохновила появление таких techno-death составов, как Atheist, Cynic и Opeth, творчество которых ныне называют не иначе как progressive death metal. Но всё дело в том, что первым deathовым прогрессистом был Чак Шулдинер. "Я стал практиковаться с гитарой всё больше и больше, пока не понял, что для продвижения этой группы вперед нам необходимо чистейшее звучание, где-то даже сухое, но открытое и направленное прямо в лицо слушателю. Ритмическая основа нашей музыки тем временем стала очень сложной". Ну а чтобы понять, насколько мелодичен альбом, послушайте хотя бы соло в треке "Low Life".
А события разворачивались, как обычно, по не очень талантливо написанному сценарию. Пока Чак, недовольный условиями предстоящего европейского тура в поддержку "Spiritual Healing", тянул время, остальные члены группы решили отправиться на гастроли… без него. Этот опрометчивый шаг стал последним для Билла и Терри в составе Death. Для записи нового альбома он притягивает к себе (ну впрямь как магнит) гитариста Пола Масвидала и барабанщика Шина Рейнерта (оба из Cynic) и давнего приятеля, басиста Sadus Стива ДиДжорджио. Неудивительно, что именно диск 1991-го "Human" был первым творением группы Шулдинера, полностью попадающим в современную категорию progressive death, хотя, на мой взгляд, будучи действительно сверхнавороченым и суперпрогрессивным для своего времени, он остается в рамках формулы death metal (Чак бы со мной согласился!).
Примечательный факт: идею песни "Suicide Machine" Чак объяснял следующим образом - "Один врач в Америке изобрел машину, которая умерщвляет безнадежно больных людей. Я считаю это изобретение гениальным. Когда кто-то серьезно болен и не желает жить, мы должны дать ему выбор между смертью и постоянными страданиями".
"Human" с новой силой высветил талант Шулдинера, его способность выйти далеко за рамки жанра. Вышедший в этом же году диск Pestilence "Testimony Of The Ancients" доказывал - Death взяла на себя нелегкую роль Предтечи, на годы вперед определив пути развития techno death. Поднимая на качественно новый уровень идеи, заложенные в "Spiritual Healing", этот альбом дышит живой творческой силой, не виданной ранее в экстремальном металле. Именно с него группе, до сих пор не очень-то успешной коммерчески, удается начать видеокарьеру (клип для песни "Lack Of Comprehention"), а инструменталка "Cosmic Sea" вообще не сравнима с чем-либо записанным этой (даже этой!) командой ранее!
Выпущенный в 1993-м "Individual Thought Patterns" показал, что Шулдинер собирается продолжать свои "эксперименты" и вновь с другим составом. Похоже, будто парень натаскивал и без того неплохих музыкантов, давая им мощнейший заряд творческой плазмы на будущее и отправляя в самостоятельное плавание. Вот и пришедшие "на замену" гитарист Энди ЛаРок (King Diamond) и ударник Джин Хоглан (Dark Angel) были не последними музыкантами в Death.
"Я надеюсь, "Individual Thought Patterns" поднимет металл на более высокую ступень. Лично я не вижу для себя никаких границ". Одновременно с этим утверждением Чак заявил журналу Guitar School в 93-м: "Когда-нибудь я соберу более мелодичную и прямолинейную хэви-металл группу с вокалистом вроде Роба Холфорда или Дио". Меж тем, новый альбом был еще богаче аранжировочно и сложнее структурно, нежели два его предшественника, а лирика полностью ушла от крови и ужасов, переключившись на проблемы бытия, волновавшие ее создателя.
Думаю, в металлическом сообществе вряд ли найдется хоть один человек, посмеющий оспаривать утверждение, что "Spiritual Healing", "Human" и "Individual Thought Patterns" гениальны с композиционной точки зрения и безгрешны в техническом плане.

МОМЕНТ ИСТИНЫ: 1995-1998

Альбом "Symbolic" (1995) поднял Death на невиданные до тех пор высоты, хотя реальную значимость диска оценили лишь спустя годы. Более медленный и тягучий, очень тяжелый и плотный по звуку, переполненный эмоциями обнаженной и ранимой души, он блистал высокотехничными изгибами инструментальных партий и неимоверно сложными риффами. Слова же, которые Чак "подобрал" в качестве текстов песен вызывали дрожь своей гениальной простотой и мудростью: "Помнишь времена, когда всё было по-другому - поступки имели истинную цену, герои были героями, а их слава казалась вечной?" Символично…
На фоне "сиэтлского" звука, поглотившего музыкальный эфир и провозгласившего падение металла и пришествие неопанка, "Symbolic" был глотком незагрязненного воздуха и незагаженной воды. То был шедевр. Восемь лет и пять альбомов за плечами со времен "Scream Bloody Gore", а он еще жив, полон энергии и желания разрушать барьеры. Но с выпуском диска группа оказалась без контракта и надежд на его получение… Шулдинер, в этой ситуации, выбрал единственно возможный для себя путь - приостановить деятельность Death и сосредоточить усилия на проекте, о котором давно мечтал - Control Denied.
Пока новое детище Чака боролось за право существовать, преодолевало мыслимые и немыслимые преграды, искало студию и контракт, Death спала летаргическим сном. Мы уже перестали ждать, когда в сентябре 98-го на прилавки музыкальных магазинов лег "The Sound Of Perseverance" - седьмой студийный Death-альбом. Делал его практически тот же состав, что трудился над первым альбомом Control Denied: Ричард Кристи на барабанах плюс гитарист Шеннон Хэмм и басист Стив ДиДжорджио. Я не могу сказать, что этот диск намного виртуознее и круче альбомов 90-го - 95-го, скорее, он развивает заложенные в них идеи, развивает до полного умопомрачения, сочетая скорость "Human", богатство звуковой палитры "Individual Thought Patterns" и душевную красоту "Symbolic". На него, несомненно, оказало влияние то, чем занимался Чак после 1995-го - т.е. более традиционный хэви металл, осложненный прогрессивными структурами. "The Sound Of Perseverance" оглушал слушателя тяжелой яростью (чего стоит одна "Scavenger Of Human Sorrow"!) и уже привычной безгрешностью игры. Как всегда с Death, здесь были и сюрпризы, например, очень душевная инструменталка "Voice Of The Soul", сочетающая акустический ритм с электрическим соло. Но что поражало больше всего, так это голос Шулдинера: он приобрел новую тембральность, стал гораздо выше и теперь напоминал голос раненой птицы, из-за чего его хозяин подвергся лавине вопросов о "любви" к блэковой манере пения. "Это связано с тем состоянием, в котором сейчас пребывают мои голосовые связки. Я счастлив, что получается петь хотя бы так после всех этих лет… (здесь Чак смеется) А если серьезно, то еще в 95-м мне говорили: О, ты стал петь по-другому. Но я не делал этого нарочно, я там, куда привело меня мое горло".
Еще одним подарком меломанам был единственный за всю историю Death кавер - джудасовская "Painkiller", звучащая гораздо тяжелее и экстремальнее оригинала. Звук как всегда выверен до мельчайших деталей, слышится каждый щелчок по тарелке и каждое движение пальцев по грифу. Нет, "The Sound Of Perseverance" нельзя назвать лучшим диском Death, но он без сомнения эпохален. И вы знаете почему. А те, кому повезло стать свидетелем беспрецедентного выступления команды на традиционном фестивале "Dynamo-98", могут считать себя счастливчиками.
Во время работы над последним альбомом Шулдинер еще не знал, насколько близок к краю пропасти, за которым - небытие. В песне "A Moment Of Clarity" (Момент истины) есть такие слова: "Жизнь так похожа на тайну, в ней так же много вопросов, ответов на которые не найти. Кто скажет нам, что делать дальше, кто приоткроет завесу будущего?" Чак и не догадывался, как тонка завеса, отделявшая его от печального грядущего…

ФИЛОСОФИЯ И ЛИЧНОСТЬ

История death metal утверждает Смерть, как господствующую идеологию, ибо смерть - это отрицание всех отвратительных сторон нашей жизни, некий путь преодоления страха перед небытием. Death metal - дитя технического прогресса в музыке и всеотрицания в идеологии буржуазного мира, перекормленного сладким и жирным. Дальнейшее развитие этой идеологии привело к появлению воинствующего антихристианства и расцвету оккультизма, в музыке выраженного стилем black metal. Но и сам death не имел и не имеет ничего общего с христианством, как, собственно говоря, и heavy metal в целом.
Для большинства подростков, увлекшихся тяжелой музыкой в начале 80-х (и Шулдинер - не исключение), бегство в экстремальную музыку и отрицание официальной христианской религии не было осознанным. Это была попытка найти убежище от навязчивой и лживой социальной морали, цинично идущей вразрез с реалиями повседневной жизни, убожеством существования, гангстерскими войнами, наркотой, расовой сегрегацией и прочими "прелестями" свободного мира (слышим одно - видим другое). Отсюда - агрессивные, полные насилия и смерти тексты песен и музыка под стать: жесткая, сверхскоростная, грубая как руки насильника и тяжелая как топор палача. Их Богом стала ревущая гитара. Христианство требовало тупой веры на слово, поклонения призрачной идее, гнобило всё новое в культуре и общественной жизни уже не одно столетие. Death metal имел дело с правдой жизни, грязной и жестокой, но все же Правдой. В нем была ярость и мятежная душа, он не тлел подобно мэйнстримовским поп-рок жанрам, но полыхал ослепляющим убийственным пламенем наподобие Геенны Огненной.
Даже первые металл-группы, весьма "попсовые" на взгляд нынешних экстремистов (Judas Priest, Iron Maiden, Venom, Motorhead, Sledgehammer, Angel Witch, Praying Mantis и др.) отрицали Христа в качестве философского и жизненного авторитета. Thrash и death-составы пошли еще дальше, открыто выступив против христианства и возведя в идеал хаос небытия. Чак разделял взгляды своего поколения, взгляды проповедуемые в музыке 80-х Possessed, Slayer, Bathory, Morbid Angel и Celtic Frost. Эти взгляды позволили зародившемуся стилю отколоться от "сытого" хард-рока и стать уникальным явлением - отщепенцем, страшным уродцем, изгоем музыкальной культуры XX века. Поначалу чисто андеграундное явление, death metal к концу 80-х стал частью музыкальной индустрии, он получил огромную популярность, тысячи death-актов вели за собой сотни тысяч фанатов, деньги рекой потекли в карманы компаний, специализировавшихся на смертоносном металле. Вот тут-то, братцы, закончилась идеология и начался истэблишмент, против которого так яростно "боролся" Чак и его собратья по death metal. Идея умерла, оставив "на память" брутальный жанр, цепляющийся за существование и поныне.
Шулдинер взрослел, жизнь обогащала его опытом, неудачи учили быть гибче, а редкие радости - добрее. Он так и не стал христианином, но к середине 90-х полностью отошел от богоборчества. Странно, но именно зловещий логотип его группы лучше всего отражал трансформацию взглядов Чака. Посмотрите на обложки "Scream Bloody Gore" и "Leprosy": основу товарного знака Death составляет перевернутый крест, поперечная планка которого к временам "Human" и "Individual Thought Patterns" медленно поползла вверх. "Symbolic" стал свидетелем ее остановки ровно посередине, а на обложке последнего альбома Death она находится уже в верхней части креста. Случайность? Ошибка художника? Сомневаюсь.
Чак не имел определенного образования (точнее - он не имел вообще какого-либо образования), но был проницательным человеком, обмануть которого с годами становилось всё труднее. Не будем наивны: сатанизм и христианство - две стороны одной монеты, нет Бога без Дьявола, как нет белого без черного (а меж ними - щедрый спектр серых полутонов!). Религия и антирелигия - всего лишь игры, цель которых - набить карманы и потешить гнусное эго, возвысившись над униженными.
По правде говоря, я думаю, этот парень вообще не имел никакой философии, ее заменяли чувства и переживания, эмоции и самовыражение в музыке. Музыка и была его философией, его религией, если хотите. И это верно: если ты целыми днями думаешь о своем Боге (будь то Христос или Сатана), у тебя не останется времени на дело, а делом жизни Чака была музыка - его бизнес, его мораль, его любовь. Она не обманывала (как попы), не предавала (как женщины) и, если ты был с ней честен и трудолюбив, отдавалась (как женщина) и говорила за тебя (как проповедник). А Чак был трудолюбивым и еще слишком сильным, чтобы зависеть от чьей-то доброй или злой воли. Во всяком случае, так ему казалось.
Чак не был загадкой для окружающих, таковой была лишь его музыка, его неистощимый удивительный источник творческих способностей. Он не был затворником и любил маленькие радости большой жизни: близких и друзей, вечеринки, спорт, беседы заполночь… Один из фанатов Death рассказывает, как Шулдинер, еще в первые годы музицирования получивший за свою ярость кличку "злобный" (evil), на которого он натолкнулся в баре, где играла команда, будучи в абсолютно невменяемом от алкоголя состоянии, помог парню выйти на воздух и проблеваться… Ничтожный факт, говорящий многое о личности. Все, кто хорошо знал Шулдинера, в один голос утверждают - это был внимательный и заботливый человек, никогда не забывавший добро, но не терпевший испытанной подлости.
Ходило и продолжает ходить множество слухов о том, что Чак был "трудным" человеком для общения, неуживчивым и упрямым. Вспоминают при этом и то, как он прерывал гастроли на полдороге, как ежегодно менял состав группы, как однажды с пеной у рта доказывал, что Death - "первичнее" и круче, чем Morbid Angel (речь шла о том, кому из двух монстров быть хэдлайнером в совместном турне), а первые сотоварищи по команде обвиняли его в присвоении доходов от совместного творчества (когда стало известно о болезни Чака и его финансовых проблемах, циркулировала сплетня, будто он сам выдумал болезнь, чтобы поправить бюджет). Что ж, пусть даже это правда (ну хотя бы наполовину), кто из нас по молодости (а Чак был очень молод!) не грешил эгоизмом и максимализмом? Заметьте, став старше, Шулдинер стал бережнее относиться к музыкантам, с которыми работал, да и к людям вообще. Многое можно объяснить и его страстной любовью к музыке, тому делу, которое с вступлением в зрелый возраст стало всепоглощающим. "Не поддерживайте слухи, - говорил Чак. - Лучше поддержите музыку".
Перри Грэйсон из Metal Maniacs рассказывает, как в первый (и последний) раз повстречал Чака во время турне "The Sound Of Perseverance": "Он подписал все мои CD и "винилы", а я извинился за мальчишескую навязчивость. - Я сам такой же, особенно когда дело касается Kiss, - возразил Шулдинер. До саундчека оставалось несколько часов, и я провел полдня в пустом зале, наблюдая, словно во сне, как Чак играет в полном одиночестве. Там была только его подруга Мария Эбрил, но он не выставил меня за дверь и даже не удивился, какого черта я там сижу…"

ВНЕ КОНТРОЛЯ: SCHULDINER METAL

В последние годы Шулдинера бесило, когда его называли крестным отцом death metal. "Это просто металл, черт возьми!" - говорил Чак. Но только с проектом Control Denied, идею которого мужик вынашивал годами, ему удалось поиграть почти "чистый" heavy metal. Честно говоря, Death уже давно стала для него "смирительной рубашкой", из которой он вырос. Вероятно, от такого счастья и состав группы был стабильным и преданным, несмотря на то, что почти все участники Control Denied продолжали играть в других командах. Это были старые друзья Чака, так или иначе связанные с Death: Шеннон Хэмм, Ричард Кристи, Стив ДиДжорджио. Единственной уступкой себе была роль вокалиста, которую Шулдинер с радостью отдал Тиму Эймару из Psycho Scream. "Я никогда не воспринимал себя, как вокалиста, - говорил Чак. - Я всегда хотел только играть на гитаре. Петь в Death мне пришлось по необходимости". Первый, и пока единственный, альбом Control Denied "The Fragile Art Of Existence" раскрыл миру то, о чем Чак мечтал с 93-го года. Кристальный звук, переполненные личными переживаниями песни, одновременно понятные и "удобоваримые" для гораздо более широкой аудитории, нежели апологеты death metal. Этому способствовал и "чистый" голос Эймара и "визуально" более легкий текстурный саунд. В наследство от Death Control Denied получила сверхинтенсивность, сложность (послушайте, какие здесь навороченные риффы!) и прогрессивность ("The Fragile Art" гораздо более "артовый", чем любой альбом Judas Priest и Iron Maiden). Неизменным оставалось одно - высококлассная, экстраординарная, некоммерческая музыка. Музыка, которую называют металлом Шулдинера (Schuldiner Metal).
Чак уже знал, что серьезно болен и, возможно, времени у него не так уж много. Возможно, поэтому и название альбома было столь символичным, а в одноименной песне есть такие слова: "У меня нет времени на жалость к себе, мне некогда думать о прошлом. Теперь у меня есть только настоящее". Дальше - больше: "Если б мне платили за каждое разочарование, я б давно разбогател. Но настоящее счастье - в искренности и правде. Вот за них я буду драться… может тогда мне и откроется истина". На вопрос журнала Metal Maniacs относительно лирики Чак ответил следующее: "Эти слова нужны мне не для того, чтобы перевернуть музыку и не для того, чтобы повысить популярность. Они нужны мне, чтобы выжить… Жизнь - такая хрупкая штука".
"The Fragile Art Of Existence" получил высокую оценку критиков и металлической аудитории, гораздо выше, чем надеялся сам Шулдинер. Наряду с, как тогда казалось, успешным лечением, это вселяло надежды на то, что всё еще будет. "Я жив и полон сил, - говорил он, обращаясь через Интернет к металлерам. - Сегодня я написал последнюю песню для нового альбома Control Denied. Спасибо всем моим братьям и сестрам по металлу за поддержку. Скоро мы приступим к записи, чтобы подарить вам новую классную музыку. Let the metal flow!"

СМЕРТЬ СМЕРТИ

Смерть на самом деле страшная штука. Да еще христиане, как никто другой, истязают своих мертвых. Я понимаю, покойникам-то всё равно, а вот когда начинаешь думать о смерти, больное воображение услужливо подсовывает картинку: тебя кладут в глубокую яму и засыпают грудой холодной тяжелой земли, ты лежишь там, в темноте, среди корней и прелых листьев, совершенно один, медленно сходя с ума, а тебя жрут черви…
В тот момент, когда удача улыбнулась Шулдинеру с Control Denied, когда он меньше всего ждал несчастья, Судьба нанесла ответный удар. Во время работы в студии над песнями к первому альбому Чак почувствовал себя плохо: не слушались пальцы, каждое движение отзывалось болями в шее и плечах. По окончании записи началось хождение по врачам. Диагноз, который ему предстояло узнать, был ужасен: редкая форма рака головного мозга. Специалисты утверждали, что подобные злокачественные образования встречаются в основном у детей и "приговорили" музыканта к шести, максимум семи месяцам жизни, поскольку опухоль была уже неоперабельна.
Чак был не таков, чтобы принять услышанное на веру. Он пошел искать у медиков тот ответ, который был нужен ему, а не им. Шулдинеры использовали все возможные средства, включая химиотерапию и нетрадиционную медицину, что обошлось в сумму не менее 90000 долларов… без видимого результата. Нет, какое-то улучшение наступило, Чак вновь приступил к работе, он хотел успеть дописать материал ко второму альбому Control Denied "When Machine And Man Collide", заключив контракт с Hammerheart Records. Он прожил эти грёбаные полгода и не умер, но состояние его могло ухудшиться в любой момент. "Мы должны закончить этот диск, этот диск должен выйти", - упрямо повторял Чак, стоя у самой двери, отделяющей наш мир от иного.
Родные Чака узнали об экспериментальном способе лечения, который давал им еще одну призрачную надежду, но… Вся процедура, исход которой был весьма туманным, стоила порядка 70-100 тысяч долларов. Увы, хотя сами врачи согласились "взять" по минимуму и сделать операцию "в кредит", нью-йоркский Медицинский Центр, где должно было состояться "действо", встал в позу. Эскулапы затребовали 20 штук в виде предоплаты плюс подписать бумаги, ввергавшие будущие гонорары Шулдинера в счет оплаты лечения. И хотя затем официальные лица в Центре снизили предоплату до 5 тысяч ("Не забывайте, мы же больница, а больницы существуют, чтобы помогать больным!"), времени и особенно денег всё равно не хватало.
Стоп, скажете вы. Ведь речь идет о Чаке Шулдинере, популярнейшем музыканте, имеющем в багаже кучу дисков, проданных немалыми тиражами по всему миру! Да у него этих баксов должно быть столько… Но дело в том, что не имея медицинской страховки (а у Шулдинера ее не было), в Штатах - ты ничтожество перед лицом дороговизны медицинских услуг, а значит - перед ликом смерти. Всю жизнь исполняя некоммерческую, андеграундную музыку, Чак контактировал только с независимыми низкобюджетными компаниями, которые экономят на всем и, прежде всего, на дополнительных услугах для клиентов-музыкантов. Ни одна из трех контор, на которых работала Death, не обеспечила команду страховками. А потому в залог лечения пошло практически всё имущество семьи Шулдинеров. Стоя одной ногой в могиле, ты узнаешь ободряющее известие: все оздоровительные программы, о которых постоянно твердит заботливое американское правительство, не для тебя… "Я сказала Чаку в шутку - ты теперь мой должник, - рассказывает сестра музыканта Бет. - Всё до последнего доллара ушло на лечение. Но я знаю, Чак сделал бы то же самое для меня и тысячу раз".
Весть о болезни Шулдинера и том безнадежном финансовом состоянии, в котором он находится, быстрее молнии достигла металлического сообщества, предоставив ему шанс оказаться на высоте, доказать, что термин "брат по металлу" - не пустое слово. Еще в 1999-м году Киз и Ивонн Клутманы в Голландии создали интернетовский сайт EmptyWords, посвященный Death и Control Denied. Он-то и стал центром сбора средств в помощь умиравшему музыканту. Было открыто несколько счетов (в том числе Медицинский Фонд Чарльза Шулдинера), на которые любой желающий мог перечислить деньги для лечения Чака. Уже после смерти Шулдинера эти счета продолжают принимать средства, чтобы помочь матери и сестре Чака расплатиться с кредиторами (на музыкальных аукционах в 2000-м и 2001-м можно было по сходной цене купить гитару "злобного" Чака или басуху Стива ДиДжорджио). И это не всё. На адрес Шулдинера и на EmptyWords приходили и продолжают приходить тонны писем, обеспечивших моральную поддержку, которая, возможно, в той ситуации уже была важнее финансовой. Но и это не всё. Десятки рок- и металл-команд выступили инициаторами сбора средств в помощь музыканту, чье влияние на свою музыку они считали первостепенным. С помощью металлических журналов и радиостанций было организовано несколько гигов и небольших фестивалей, все сборы от которых пошли на борьбу со Смертью… Korn, Kid Rock, Stampin' Ground, Labrat, Freebase, Slipknot, Red Hot Chili Peppers, Marilyn Manson, Pantera, Godsmack и это только самые известные имена (причем, по большей части не имеющие даже близкого отношения к death metal и не знавшие Чака лично), а была еще добрая сотня никому не известных "дворовых" металл-банд… Знаете, а ведь такого раньше никогда не было, хотя Шулдинер - не первый музыкант, которому требовалась подобная поддержка. "Чак - один из нас, мы должны ему помочь".
Чак Билли, вокалист Testament, сам больше года назад перенес 2 сложнейшие операции по удалению злокачественной опухоли из шеи, причем около 10% ее пришлось оставить из-за опасности повредить жизненно важные органы музыканта. Такие события полностью меняют взгляды людей на жизнь, заставляя их смотреть на обычные вещи под иным углом зрения. Узнав о несчастье, поразившем Шулдинера, и о том, что ему катастрофически не хватает средств на лечение, Билли перевел значительную сумму на счет коллеги-музыканта, с которым даже никогда не был знаком: "Я устал от этих историй о финансовых проблемах и отказе лечить людей из-за отсутствия денег. Я решил отправить ему большую сумму…"
"Я счастлив, что оказалось так много людей, которым я не безразличен: моя семья, друзья, музыканты и металлисты из многих стран. Что сказать о лечении… Это жестокое испытание для тела и духа. Но за четырнадцать лет, что я занимаюсь музыкой, я привык терпеть, а сейчас как раз тот момент, когда можно совершенствовать терпение. Я надеюсь, всё закончится благополучно".
Не закончилось. Весной 2001 г. состояние Шулдинера сильно ухудшилось, несмотря на все испробованные средства (в том числе ту самую операцию и всевозможные "нетрадиционные" методики). Последствия перенесенных раз за разом сеансов радио- и химиотерапии отрицательно сказались на организме Чака: в ноябре 2001-го он был госпитализирован с диагнозом пневмония. 34-летний музыкант наконец-то проиграл последнее сражение со Смертью. 13 декабря его не стало. "Если ты чувствуешь то, что чувствую я, видишь этот мир, каким вижу его я, ты сможешь отличить желаемое от действительности".

ЭПИЛОГ: LET THE METAL FLOW!

К несчастью, Чак никогда не услышит и не прочтет этих слов.
Говорят, смерть - великий судья, но думать так, значит подчиниться неизбежной и несправедливой силе. Чак Шулдинер скончался. Неожиданность, с которой болезнь вновь напала на него, когда надежда на выздоровление была так близка, воспринимается как жестокая несправедливость. Смерть всегда была в глубине музыки, которую создавал Чак и которая, в свою очередь, теперь так глубоко сидит в нас. И с этой точки зрения древний лозунг группы Death "Первое слово в Death Metal" вряд ли воспринимается как шутка. Со смертью Шулдинера сразу стало ясно, кто был настоящим стандартом в экстремальной музыке и по кому будут равнять молодые death-команды еще не один десяток лет. Узкие рамки death metal, которые Чак раздвигал всю свою недолгую жизнь, не позволили ему встать в один ряд с такими мастерами гитары, как Сив Вай, Эдди Ван Хален и Джо Сатриани, но только по популярности, поскольку аудитория "нормальной" рок-музыки значительно превосходит фанатов death численно. Тем более, учитывая возраст, в котором он ушел, можно сказать - Шулдинер находился на восходе своей карьеры. И всё же, я считаю, достичь тех немыслимых вершин технического совершенства, того композиторского гения и той сверхагрессивной экспрессии, что наполняет альбомы Death, от "Scream Bloody Gore" до "The Sound Of Perseverance", будет не самой простой задачей и через годы. Death с самого момента рождения стремилась разрушать барьеры в поисках музыки, которая содержала бы идеальное сочетание агрессии и творчества. Она никогда не топталась на тупорылом базисе брутализма безо всякого желания развиваться. Слушать эту музыку теперь - значит не только оживлять в памяти ее творца, но тонуть в ее необъяснимой сложности, удивительной и жестокой красоте, черпать из нее вдохновение, словно из животворного источника творчества. Смерть, забравшая с собой Чака, думает, что обдурила нас, отняв этот источник, но она заблуждается. Его душа будет возрождаться снова и снова, всякий раз, когда будет звучать его музыка. Всякий раз, когда кто-то будет искать в ней огонь и ярость, дабы стать настоящим наследником Шулдинера…
Борьба Чака со смертью и реакция на нее металхэдов обнаружила, кроме всего прочего, удивительный факт: поклонники смертельного металла оказались сентиментальными и отзывчивыми людьми, которые не смогли остаться сторонними наблюдателями разворачивавшейся трагедии, они приняли в ней деятельное участие. Нам так хотелось, чтобы он выкарабкался!
"Я горжусь тем, что у меня никогда не было проблем с наркотиками, тем, что никогда не ныл о том, как мне "надоела слава", тем, что не застрелился как Курт Кобэйн. Извините, но успех, это как раз то, к чему стремятся люди подобные мне". Не умаляя достоинства тех прекрасных музыкантов, с которыми Чаку довелось работать все эти годы, можно без сомнения сказать - он и был Death: он выдумал ее, он вел этот непотопляемый корабль сквозь водовороты в гиблые времена, когда всем было насрать на death metal, он был единственным постоянным членом ее команды, это его безграничное видение помогало возрождать ее вновь и вновь, каждый раз другую, более зрелую, жизнестойкую и удивительную. Он был не из тех, кто "бежит со стаей". Всегда впереди всех, всегда на голову выше всех. Мы гордимся его музыкой, а его сердце начинает вновь биться в наших сердцах каждый раз, когда мы слышим ее. Потому что оно осталось в этой музыке.
Если есть загробный мир, то Чак сейчас в таком месте, где нет страданий и физических ограничений. Но и там он, скорее всего, не сидит без дела с любимой гитарой. А может в эту минуту он джемует в компании таких же безвременно павших героев рока? И если после смерти мы попадем в то место, то наверняка встретим его в компании Джими Хендрикса и Рэнди Роудса, Бона Скотта и Джона Бонэма, гоняющих что-нибудь вроде "Stairway To Heaven" или "Vacant Planets"…
Интересно, что сказал бы Чак, прочитай он эту галиматью? Не уверен на сто процентов, но, скорее всего, следующее: слышь, брат, прекращай эту херню! Сколько можно перемывать кости прошлому? Никто не знает своей Судьбы, поэтому учись, добивайся и радуйся. Живи каждый день, будто это - твой последний.
"Закрой глаза и представь, что тебе не нужно принимать на веру то, что мы видим каждый раз, открывая глаза". Чак Шулдинер

ВСТАВКИ В ТЕКСТ:

Мы с Чаком делили многое… чудное сумасшествие в работе над "Individual.." и "Symbolic", турне, радости и горести. Мои дни в Death нельзя забыть. "Плюнь на всё, - говорил Чак. - Играй, как хочешь. Пока мои риффы в состоянии угнаться за тобой, всё О.К.". Я наслаждался свободой и радовался тому, что тоже влияю на него. Вклад Чака в развитие металла неоспорим, мы потеряли настоящего лидера, но не забывайте - его мать потеряла сына, а сестра - брата.
Джин Хоглан (барабанщик Dark Angel, Death, Testament, Daemon, Old Man's Child)

Я пришел в Control Denied благодаря Крису Уильямсу (первый ударник Control Denied), Чак и я быстро сошлись как в музыке, так и лично. Мы репетировали три раза в неделю и между делом обедали вместе и играли в баскетбол. Я был поражен, когда узнал, что Чак болен, ведь он не курил, не употреблял спиртное даже во время гастролей. В глубине души я понимал, что он скоро умрет. Врачи давали ему самое большое шесть месяцев. То, что он прожил гораздо дольше, говорит только о его удивительной силе. Он продолжал надеяться до самого конца, он не привык сдаваться. Конечно, мы выпустим этот диск без него, Чак отыграл все свои партии дома. Он был очень организованным, всегда точно знал, чего хочет добиться, и добивался. Атмосфера в группе была соответствующей, а потому музыка Control Denied звучит естественно и ненадуманно.
Шеннон Хэмм (гитарист Control Denied, Death и Iced Earth)

Трудно выразить словами горе, которое испытываешь, когда теряешь близкого друга. Чак не только вдохновлял меня своей музыкой, он поражал чувством юмора и мужеством. Я никогда не забуду время, когда мы играли вместе, и благодарен ему за то, что его друзья стали моими друзьями. Я был фанатом Death с 1989-го. Когда мы перебрались во Флориду, я узнал, что Шулдинер живет в Орландо. Однажды мы с приятелем встретили его в книжном магазине и даже немного поболтали. А когда я услыхал, что ему требуется ударник, пришел на прослушивание. Мы сыграли три вещи с "Human" и одну с "Individual Thought Patterns" и через пару дней меня взяли. Я считал честью играть с таким великим музыкантом, но оказалось, что Чак еще и отличный друг. Долгое время я был убежден, что Чаку станет легче, ведь он обладал сильным характером и не боялся судьбы. Поэтому его смерть стала для меня шоком. С ним было легко работать, мы писали по песне почти каждый день. Материал второго альбома вытекает из предыдущего: мелодичная музыка, техничные партии инструментов напоминают Death. Я надеюсь, диск скоро выйдет, ведь именно этого хотел Чак…
Ричард Кристи (барабанщик Iced Earth, Death и Control Denied)

Мы потеряли человека, который был стандартом металлической музыки, но что еще хуже - мы потеряли настоящего друга, который был с нами все эти годы. Чак всегда подталкивал меня на что-то необычное, заставлял думать и искать новые идеи… оставаясь при этом в рамках выбранного жанра. Я, как из реки, черпал из него вдохновение. Мне будет недоставать его до конца моих дней. Мы так хотели успеть дописать новый альбом, а оказалось, что Чак никогда не услышит его. И мы не знаем, будет ли диск соответствовать столь высоким стандартам, к которым стремился Шулдинер. Но мы постараемся, потому что это единственное, что можно теперь сделать для человека, который всегда отдавал себя работе… Удивительно, но я рад тому, что мучения Чака закончились. И всё равно я не могу представить себе, что он уже не пройдет по своему дому, не возьмет в руки гитару, не будет копаться в своей коллекции пластинок, не пойдет с нами на пляж и не отправится в турне… Чак любил свою семью, мать, сестру и племянника. Конечно, больше всего он любил музыку, он сделал ее своей жизнью. И он был настоящим бойцом до последней минуты. Чак был огромным, он был больше жизни…
Стив Диджорджио (басист Sadus, Death, Control Denied)

Просто не верится, что это случилось… да никто не бывает готов к подобному. Смерть такого великого музыканта, каким был Шулдинер, невосполнима для экстремальной музыки, но дело не только в этом. Его будет не хватать просто как человека тысячам людей во всем мире. Для меня Чак навсегда останется музыкантом, создавшим такие шедевры как "Leprosy" и "Symbolic", и собрат по металлу, с которым мне посчастливилось общаться… Думаю, он просто устал от этой битвы с болезнью, она его наконец-то достала. Но однажды мы снова встретимся, друг. R.I.P.
Гвидо Хайненс (Hammerheart Records, Нидерланды)

Чак Шулдинер проиграл в сражении за собственную жизнь. Металлическое братство потеряло величайшего творца, но лишь физически. Чак, твоя душа, твоя любовь к музыке и служение ей будут примером для нас.
Журнал Metal Maniacs

Самый первый разговор с Чаком до сих пор звучит в моих ушах. Я сказал ему, что если бы кто-то сказал, что я скоро буду беседовать по телефону с лидером Death, я счел бы его сумасшедшим. "Никогда не угадаешь, что преподнесет тебе жизнь завтра", - усмехнулся Шулдинер на другом конце провода. Да, жизнь полна сюрпризов и не все они приятные. Еще в мае 99-го Чаку поставили диагноз - злокачественная опухоль мозга. То, что последовало, можно справедливо назвать борьбой жизни и смерти. Вот тогда-то я и вспомнил о словах Шулдинера. Они до сих пор не дают мне покоя, но уже не принадлежат человеку, который был одним из моих героев в музыке.
Деннис Вербовен (Aardschok)

Все мы следили за той борьбой, что вел Чак со страшной болезнью, и все же никому не хочется верить, что Крестного отца death metal уже не будет с нами. Его голос был неподражаемым, а гитарная техника непревзойденна. И хотя великий пионер металла покинул нас, он остался в своей музыке. Покойся в мире, Чак.
Журнал Rock Hard

Я сразу заметил, что этот парень особенный. Мало того, что Death писали отличные гитарные партии, у Чака была необычная голосовая подача. Сила группы была как раз в сочетании этих двух элементов. Музыка Шулдинера - самый мелодичный death metal, который мне доводилось слышать. Чак приходил в студию, уже заранее зная, чего он хочет, его демо можно было писать на CD, не задумываясь. Он всегда знал, что и как должно звучать и никогда не успокаивался, пока не подходил вплотную к своим желаниям. В первый же день записи альбома Control Denied мы заметили, что с ним что-то не так, ему не удавались его обычные гитарные партии. Никто и подумать не мог, что всё так серьезно. Вместе мы побывали у нескольких врачей, но все они ставили разный диагноз. Наконец один из них дал понять, в чем тут дело. Жаль, что Чак так и не смог завершить работу над вторым диском Control Denied, но я в тайне надеюсь - всё, что было в его удивительной голове, мы, в конце концов, услышим на новом альбоме. Чак был "посвященным" музыкантом и настоящим апологетом металла. Но в обычной жизни он очень дорожил семьей. Здесь мы с ним очень похожи, вот почему мы были так близки.
Джим Моррис (глава Morrisound Studio, продюсер большинства альбомов Death и Control Denied)

Всё это до сих пор нереально. Да, по всему было видно, что дела плохи, мы несколько недель не получали известий от мамы Чака. Сейчас мы открыли памятную страничку и поток писем не прекращается до сих пор, их там уже около двадцати тысяч. Пишут не только фэны со всего мира, но и музыканты, есть даже письма от таких групп как Slipknot, Opeth и Cradle Of Filth. В начале января мы поехали в Орландо на церемонию в память о Чаке, там было много людей, семья Шулдинеров, Джим Моррис и Чак Билли. Жаль, что мы так и не познакомились с Чаком лично, ведь он так высоко ценил нашу работу и хотел встретиться. Всё равно у меня такое чувство, будто я давно его знал… Мы будем продолжать работу над EmptyWords, чтобы помочь Control Denied выпустить новый альбом, поддержать семью Шулдинера и сохранить память об этом выдающемся человеке.
Киз Клутман (создатель интернет-сайта EmptyWords. С момента болезни Шулдинера открыл счет в Европейском банке для сбора средств на лечение музыканта)

Когда я узнал о смерти Чака, то вместе с гитаристом Gorefest пошел в бар и выпил за него. Впервые я увидел Death во время тура в поддержку "Leprosy". В тот вечер мы с Чаком даже обменялись фирменными футболками своих групп. И через много лет он помнил тот день, он всегда внимательно относился к людям. Во время нашего турне в 93-м мы заметили, как внимательно он наблюдает за нашим ударником Эдом Уорби. Мы знали, что он подбирает новых музыкантов, и забеспокоились не на шутку. А оказалось, Шулдинер просто хочет пригласить нас в совместное турне. Все предупреждали нас, что он - тяжелый человек и нам не стоит соглашаться, но проблем не было, хотя мы даже путешествовали в одном автобусе… Death всегда отличалась от других команд. Их шоу были очень лаконичными, а Чак почти ничего не говорил между песнями. Он работал, а его работой была музыка. И эта музыка была особой.
Жан-Крис Де Койер (вокалист/басист Gorefest)

В 90-м мы три раза гастролировали с Death. Я хорошо знал этих ребят и даже пару дней ехал с ними в одном автобусе. Мы болтали о музыке, пили пиво и покуривали травку. Я тогда думал, как это круто - играть с Death, ведь это была удивительная группа. С тех пор я не видел Чака. Весть о его смерти повергла меня в печаль, и я знаю - то же самое чувствуют все, кто имеет отношение к экстремальной музыке. Всю ночь я смотрел старые видеозаписи с того самого турне. Смерть случается с людьми каждый день, но если ты знал человека хоть немного, всё по-другому. Ты вдруг осознаешь, как коротка жизнь. Ты можешь оказаться прикованным к инвалидной коляске в 28 лет или умереть в 34. Ты понимаешь, что нужно дорожить каждым днем. Не давайте темным силам управлять вами и будьте творцами.
Майк Эмотт (гитарист Carcass, Arch Enemy)

Death была одной из самых первых экстремальных команд. Первый их альбом, который я услышал - "Leprosy". Мне всегда импонировал голос Чака и я даже пытался его копировать. Death олицетворяла death metal, а позже стала первой progressive death группой. Смерть Чака - огромная потеря для нас.
Микаэль Акерфельдт (Opeth)

Когда в 84-м мы собрали Thanatos, брат нашего барабанщика приволок нам кассету. "Если вы думаетет, что играете быстро, послушайте вот это!" - сказал он. Это было демо Death. Звучало грязно, но тяжесть музыки и ее искренность поразили меня. Думаю, непроизвольно я и сейчас подражаю Чаку. Я не считаю, что Шулдинер в одиночку изобрел death metal, но он был одним из первых, кто стал петь гроулингом и трансформировал брутальные трэшевые риффы в то, что позже стали называть death. Я встречал его лишь пару раз, он не был "звездой". Это был очень серьезный человек, полностью сконцентрированный на своей жизненной миссии. Весть о его смерти просто убила меня. Я так надеялся, что он поправится…
Стефан Джебеди (Thanatos)

Чак - наставник death metal! Death была и остается источником вдохновения для меня. Уникальный талант Шулдинера, его музыкальные способности всегда будут с нами. Смерти вопреки…
Бласфемер (Mayhem)

Пацаном я тусовался среди флоридских хардкорщиков. Я видел Death несколько раз, но понял, насколько они велики, годы спустя. Смерть таких влиятельных людей как Чак - преступление, но его наследие живет в музыке десятков тысяч групп, испытавших влияние Death. Прощай, Чак, и до встречи…
Кайси Каос (Amen)

Death больше всех повлияли на брутальные группы. В 80-х они были даже влиятельнее Slayer. Death были стандартом, к которому гораздо позже пришли многие команды. Только послушайте демо "Mutilation", оно и сейчас звучит так же злобно и круто, как в 86-м. Талант Чака - вне обсуждения, это был уникальный гитарист, изобретательный и жесткий. Я встречал его лишь несколько раз, но сразу понял, что это страстный и искренний по отношению к музыке и жизни человек. Это огромная потеря для всех. R.I.P., "Evil" Чак.
Ли Дорриан (Cathedral)

Чак был одним из новаторов death metal, он не боялся экспериментировать и расти вместе со своей музыкой. Я всегда уважал его за это качество, такое редкое в нашем жанре. Я не знал его лично, но знаю, что многим будет его не хватать. Покойся в мире.
Эрик Рутан ( Morbid Angel)

Впервые я услышал Death на "живой" пленке, присланной из Тампы, Флорида, и даже помню дату: 31 декабря 1984 г. В то время я играл в своей первой группе Warhammer. Death была из тех команд, что заставляют тебя играть быстрее, манера риффоизвлечения Чака повлияла не только на меня, но и на тысячи других гитаристов. Даже сейчас, играя в Napalm Death, я частенько говорю себе: "А теперь время для риффа Death". Прощай, "Evil" Чак, где бы ты ни был.
Шейн Эмбери (Napalm Death)

Наши глубокие соболезнования близким Чака. Мы разделяем вашу потерю, потерю легенды и человека, который значил так много для тысяч людей. Пусть дух твой правит, где бы он не был.
Искариа (от имени Immortal)

Чак был одним из самых влиятельных музыкантов в экстремальном жанре. Несмотря на то, что он ушел таким молодым, я знаю - его душа будет жить в музыке вечно. Нам будет не хватать тебя, Чак.
Милле Петроцца (Kreator)

Он играл metal больше восемнадцати лет, едва зарабатывая этим на жизнь. Он умер, не оставив семье денег, чтобы оплатить медицинские счета. Он был уникальным гитаристом и мог бы прилично зарабатывать студийной работой, но вместо этого посвятил жизнь собственной музыке. Он был тем духом настоящего heavy metal, которого мне теперь так не хватает.
Эдам Сэгир (Labrat)

Чак влиял и влияет до сих пор на мою вокальную манеру. Его голос привел меня к тому, что я делал в Grave и The Project Hate. Нам посчастливилось играть с Death в 95-м. Помню, мы напились и стали извлекать музыку из пустых пивных бутылок. Мы ввалились в комнату Чака и стали наяривать "Infernal Death" обалдевшему Шулдинеру… До сих пор помню его смех. Спасибо, Чак и упокойся с миром.
Йорген Сандстром (Grave, Entombed, The Project Hate)

Музыкальный мир потерял талантливого композитора и человека с удивительным воображением. Такие люди - редкость в нашем деле, о нем не забудут.
Джон Шаффер (Iced Earth)

Чак Шулдинер был первооткрывателем в death metal, он нашел путь к ощущению духа этой музыки. "Scream Bloody Gore" - причина, по которой я вообще начал играть. Это трагическое событие еще больше убеждает меня в необходимости быть частью этой музыкальной сцены.
Петер Стьорнвинд (Entombed)

Реактор

DEATH:

Статьи


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher