ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
DEEP PURPLE: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 06.2002
Записала: Бочкарева Лиза
Источник: Радио Рокс (Санкт-Петербург, 102.0 FM)

Интервью с группой DEEP PURPLE во время их визита в Россию (2002 год)

Михаил Яруков: Вы знаете, было что-то мерзкое в слухе, который прокатился по городу числа 14 марта: нет, не приедут, заболели… До концерта ходили разговоры, а чего идти-то третий раз, да ну, деньги тратить… И ведь действительно, многие не пошли, интересно, кто от этого проиграл. Концерт был, и мне искренне жаль тех, кто не пошел туда. Те, кто умышленно не пошел, не увидели может быть самого главного концерта в своей жизни. И это не перебор, несмотря на личное восторженное отношение к DEEP PURPLE.
Но днем раньше, 16 марта, был разговор. Участники: Ян Гиллан, Стив Морс, Ян Пейс, Роджер Гловер и, извините, Яруков.
Пока вы будете определять, хорошо все это или нет, задумайтесь, что творится в душе человека, сидящего за одним столом с DEEP PURPLE.
Итак, 16 марта 2002 года, Санкт-Петербург, 20 часов 15 минут, гостиница Шэратон Невский Палас.

Михаил Яруков: Как ваши дела, как здоровье?
Кто-то из DEEP PURPLE: Все в порядке, только Гиллану хорошо бы поберечь голос и горло, потому что голос - это главное в нашем деле. А так вообще, все хорошо, все замечательно, мы готовы к концерту.

Михаил Яруков: На дворе 2002 год и, оглядываясь в прошлое, можно сказать, что DEEP PURPLE - это большая семья и большая жизнь. Именно как большую семью вас давно уже воспринимают поклонники. Джонни Тернер, Джо Сатриани, Ник Симпер, Глен Хьюз, Дэвид Кавердэйдл, Томми Болин… Поддерживаете ли вы с кем-либо из них, из ныне здравствующих, какие-нибудь отношения?
Ян Гиллан: Практически нет, но если бы они зашли к нам на концерт, мы бы поздоровались с ними. Мы друг с другом не очень-то общаемся, хотя очень близки, но надо понимать, что DEEP PURPLE - это все-таки две семьи: одна - музыкальная, другая - своя, домашняя.

Михаил Яруков: Чем вы все и каждый в отдельности занимаетесь в свободное время? Народу интересно, чем занимаются просты члены группы DEEP PURPLE, когда не творят.
Ян Гиллан: У меня есть небольшой рыболовецкий флот, который отнимает много времени, и у меня есть очень большая коллекция нижнего женского белья.
Ян Пейс: Он так занят, а я вообще ничего не могу делать.
Стив Морс: Я воспитываю моих мальчиков, я летаю на самолетах, я через забор лазаю.
Роджер Гловер: Они все говорят, чем они занимаются, а я записываю. Только что закончил свой новый сольный альбом.
Ян Пейс: Да у нас у всех так: мы либо только что начали что-то, либо только что закончили. Кроме меня. Я ничего не делаю.

Михаил Яруков: Продолжаем разговор. Получается, что из всех членов группы DEEP PURPLE только господин Гиллан ведет правильный образ жизни.
Ян Гиллан: Да, я живу как Анассис.
Ян Пейс: Может расскажешь, насколько у тебя большой флот?
Ян Гиллан: Не очень большой. Он состоит из одного корабля, но там помещается 12 человек. Для ловли макрели. Существует квота Евросоюза, сколько рыбы можно выловить. Я вылавливаю 60% этой квоты в Английском канале, или, как во Франции говорят, в Ла-Манше. Но мы всю рыбу выбрасываем обратно, потому что озабочены сохранением окружающей среды. Мой банковский управляющий очень недоволен этим обстоятельством, но отпускать рыбу - это очень современно. Мы ее вылавливаем, а потом отпускаем практически всю.

Михаил Яруков: Многие музыканты говорят о том, что творчество у них коллективное, а у вас кто является генератором идей и мелодий?
Ян Пейс: Нет, так не получается. Время от времени, кто-то что-то начнет, а мы поддержим, но это не обязательно один и тот же человек. Это некая последовательность событий: кто первый заходит в студию, тот и начинает. Может, это хорошо, может плохо, но так у нас и происходит. Если начинает Гловер, то это ужасно, если я - то великолепно.

Михаил Яруков: Остается ли Джон Лорд в группе, будет ли он работать в студии, или он ушел навсегда?
Ян Гиллан: Уже достаточно долгое время Джон Лорд то играл в группе, то не играл. Он очень долго собирается уйти на покой, и, конечно, если бы мы давали 20 концертов в год и записывались в студии, он бы остался, но он не хочет чаще ездить на гастроли, а хочет сидеть дома, писать классическую музыку, оркестровую музыку - и это нормально. Он все равно наш друг, основатель группы, мы по нему скучаем. Он может вернуться, может сыграть с нами несколько концертов. Дело в том, что в настоящее время у нас работа кипит, мы ждем новых идей, надо что-то делать, надо продвигаться вперед, новые идеи очень важны. Но если человек не хочет отдавать всего себя этому делу, может быть действительно лучше так, как есть. Важно, чтобы мы продолжали работать на полную катушку. Джон продолжает с нами поигрывать иногда. К примеру, в конце прошлого года мы вместе сыграли несколько концертов. И это было прекрасно, но сейчас, и я уже это говорил, мы ждем, что же получится из этого шоу, и вы сами будете судить, хороши мы или нет.

Михаил Яруков: Вы в свое время разругались с Ричи Блэкмором. Кстати, он скоро приедет в Россию. Два раза не доехал, может быть сейчас получится. По словам Ричи Блэкмора, он не хотел играть попсу. Ваше отношение к тому, что он делает сейчас?
Роджер Гловер: На самом деле он хотел играть попсу, мы не хотели играть попсу.
Ян Гиллан: Ну вот представьте себе следующую картину. Вернемся к примеру семьи. В конце 60-ых все было по-другому, мы с Ричи жили в одной комнате, мы вместе снимали одну квартиру, с Пейсом вместе ездили отдыхать. Потом что-то поменялось. В 1973 году ушли мы с Роджером, ушел Ричи Блэкмор, потом группа распалась. У нас были другие знакомые, другие женщины, к счастью, разные женщины. У нас появились другие интересы, затем у нас был период, когда мы занимались разными вещами. Потом мы собрались вместе, пытались что-то сделать. Но все это известно, об этом много написано. В какой-то момент возникли споры. Уже люди не те, и конечно же всегда стоял вопрос: кто будет главный. Я мог бы описать все это в одной фразе, но она была бы неприличной. Тем более что по большому счету все гораздо сложнее. И зачем вам вдаваться в детали. Я не могу сказать, что в это время происходило в голове у Ричи Блэкмора, но дело в том, что последние годы все было плохо. Мы пытались сделать что-то новое, а Ричи говорил: "Мне это не нравится, я этого делать не буду". То есть он блокировал все новые идеи. И дела у группы стали идти плохо. Менеджеры от нас стали уходить один за другим. И группа снова была близка к распаду. Когда он ушел, все это как-то выровнялось, и семья опять стала крепкой. А сейчас, насколько мне известно, все члены группы желают Ричи Блэкмору всего хорошего, чтобы он нашел счастье в музыке, или чем он там занимается, поскольку Ричи необычный человек, это непростой парень, очень талантливый, при этом неровный, и что там происходит у него в голове - черт знает. Сейчас, конечно, мы уже по-другому смотрим на то, что произошло, и сейчас все это затуманено временем, но мы ему желаем всего самого хорошего в музыке.

Михаил Яруков: Сейчас появился новый видео-формат DVD. Слава Богу, вы на DVD есть. Не было ли мысли выпустить на DVD "DEEP PURPLE в России или в Санкт-Петербурге"? Зритель-то у нас очень эмоциональный: не первые пять рядов заходятся, а весь зал.
Стив Морс: Это хорошая идея. Правда, мы, может, немножко опоздали, но это хорошая идея.
Роджер Гловер: обычно мы что-то замечаем, когда это уже произошло. Мы вообще мало что планируем. Например, самая известная запись концерта "Made In Japan" не готовилась. Так получилось. Если будет концерт из России, хорошо. И мы же не бизнесмены, мы музыканты, и пусть это происходит само. Мы этим не занимаемся.

Михаил Яруков: Никто не молодеет. Вы - кумиры нескольких поколений. Эти поколения с тоской думают, что когда-нибудь не будет смысла ждать новый компакт-диск DEEP PURPLE. Поэтому новый, совершенно неожиданный вопрос: ваши творческие планы?
Ян Пейс: Да, есть проблема, большая проблема. У нас не выходит новый диск, а все потому, что во многих городах, повсюду люди хотят, чтобы мы играли. Но в сутках 24 часа, семь дней в неделе, поэтому не получается записать новый материал в студии. Мы естественно едем и играем, поскольку это у нас получается лучше всего. Мы любим играть концерты. Время от времени мы заходим в студию, записываем 2-3 песни и снова гастроли. Поэтому пока не получается записать компакта - они рождаются медленно.
Почему-то некоторые считают, что рок-н-ролл - это музыка молодых. На самом деле - это музыка нашего поколения. И когда нам будет по 90 лет, мы все равно будем играть музыку, и ничего с этим не поделаешь. И потому совершенно не важно какой у вас сейчас возраст.
Ян Гиллан: Я-то хочу как можно больше записать, как можно больше проработать, и сделать массу всяких разных дел, поскольку в свое время я дал себе железное слово уйти на пенсию, когда мне исполнится 55 лет, а до этого момента я буду работать и работать.
Роджер Гловер: А сколько тебе сейчас?
Ян Гиллан: 56.
Роджер Гловер: Что хорошо в старении - это то, что это происходит со всеми, даже с теми, кто задает вопросы. Что хорошо в музыке - дело не в возрасте, а в том, какую музыку ты играешь. Самое главное, чтобы музыка шла из сердца. Я-то буду играть до тех пор, пока не окажусь в гробу, где играть будет достаточно тяжело.

Михаил Яруков: Ваши поклонники в Санкт-Петербурге до сих пор со времени вашего прошлого визита в наш город восторгаются и умиляются по поводу голой задницы господина Гиллана, которую он продемонстрировал тележурналистам.
Показывал?

Ян Гиллан: Ну и ладно. Все дело в том, что задержали наш багаж. У меня не было нижнего белья. Не загорелая была? Значит моя.
Ну уж в следующий раз-то…

Небольшая ремарка: Чтобы снять напряжение, естественно, свое, я в самом начале интервью позволил себе преподнести великим скромный сувенир: почти четырехлитровую бутылочку, извините, водки, нашей водки. Ну не цветы же им дарить. И далее вопрос и моментальная реакция Роджера Гловера.

Михаил Яруков: Пытаясь подготовиться к этому разговору, я судорожно придумывал вопросы и, скажу честно, это не самое простое занятие, когда собираешься взять интервью у богов. А что бы вы спросили у Бога, если бы представилась такая возможность?
Роджер Гловер: Неприлично спрашивать о будущем после того, как вы дали нам столько водки.

Михаил Яруков: Я надеюсь, вы меня простите, так как я, уважаемые слушатели, сделал нечто от вашего имени без вашего согласия. Расставаясь, я передал им еще одну бутылочку зелья с пожеланием, которое совпадает с девизом этого божественного напитка: Keep Walking! (Продолжайте идти!)
Они улетели: веселые, жизнерадостные люди, и очень хочется верить, что когда-нибудь они снова вернутся. А это была программа "Золотой час на Радио Рокс с DEEP PURPLE".

Вопросы спрашивал Михаил Яруков

DEEP PURPLE:

Статьи
Дискография


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher