ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
JUDAS PRIEST: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 05. 2004
Прислал: Виктор Мамонтов
Источник: Hatross, #4, 2004

Роб Халфорд: Metal God

Роб Халфорд - не наш тип рок-звезды? Человек, имя которого олицетворяет этот мускулистый музон и гей? Крутой байкер, не признающий ничего, кроме кожи и шипов, на досуге слушающий рэп и Моцарта? Грозные и героические позы перед фотокамерой и заявления: "Я обычный человек, я ненавижу конфронтации"? Мы знаем о нем всё и, возможно, не знаем ничего. Человек, в багаже у которого добрых два десятка альбомов, известных любому металлеру, рокер до мозга костей, экспериментатор, трудяга, композитор и поэт, получавший за свою долгую карьеру в музыке не только угрозы, судебные иски и нарекания со стороны недоброжелателей, но получивший от приверженцев титул "Бога Хэви-Металл", что по плечу не каждому музыканту, даже прожившему на сцене больше тридцати лет. Термин этот может показаться смешным и надуманным, если не учитывать, какое невероятное количество современных и прошлых героев рока и металла "лепило" свой имидж с вечно невозмутимого в жизни и дъявольски яростного на сцене Роба (кожа и металл - его изобретение, а уж не подражал ему в пении только самый ленивый металл-вокалист). Впрочем, и жизнь-то эта далеко не закончена, о чем убедительно повествуют два последних диска Халфорда - "Resurrection" и "Crucible". Но начну я не с них…

Иудейский жрец

Роб Халфорд родился 25 августа 1951 года (и таким образом на днях вы можете поздравить его с 52-м днем рождения) в рабочей семье и до занятия музыкой работал осветителем в театре. Вопреки пожизненному имиджу и исполняемой музыке, инспирирующим образ косноязычного и несдержанного варвара, парень получил неплохое образование, имеет прекрасные великосветские манеры, много читает. С ним приятно поговорить на любую тему… пока речь не заходит о heavy metal. А уж здесь более яростного и убежденного апологета отыскать трудно, да черт! - почти невозможно.
Как и большинство пацанов того времени, Роб воспитывался с рок-н-роллом в крови, а если учесть, что конец 60-х ознаменовался бумом хард-рока, то и первая группа Халфорда (причем отнюдь не Judas Priest, а Hiroshima) наигрывала жесткий музон. Именно в ней ковался такой знакомый до боли каждому из нас яростный и пронзительный голос, ставший позднее как минимум на пару десятилетий не только торговой маркой "джудасов", но и всего тяжеляка.
Где-то в это же время (а точнее в 69-м) гитарист Кеннет Даунинг и басист Йен Хилл сколотили в Бирмингеме (Англия) команду со звучным и немного странным именем Judas Priest, состав которой постоянно менялся (а вокалом заведовал некто Элан Эткинс), не принося известности, а тем более коммерческого признания. Хардовых групп в Британии на тот момент было больше, чем достаточно, жанр переживал период роста, причем роста в геометрической прогрессии. Постоянные разъезды по городам и весям родного Объединенного Королевства не только ковали боевой опыт, но приносили и плоды разочарования безнадежными попытками выбраться на поверхность. Лишь уход Эткинса и привлечение в Judas земляка - никому не известного, но выгодно отличавшегося необычным "металлическим" тембром голоса Роба Халфорда, который, к тому же, был более закаленным к невзгодам, принес некоторые результаты (Роб познакомился с будущими коллегами через сестренку, которая встречалась с Хиллом). Главное - был сформирован задел на будущее, до светлых моментов которого было еще довольно не близко. Шел 1974 год.
В тот год Judas Priest не только впервые выехали в Европу (Нидерланды и Германия), но записали свой первый винил "Rocka Rolla" - сырой хард-рок цеппелиновского покроя, в котором, однако, чувствовались намеки на рвущийся из потаенных уголков экстремизм. Но прежде в группу рекрутировали второго гитариста Гленна Типтона, что стало не менее важным звеном в цепи грядущих шагов к славе, чем появление Роба. "Присты" стали разрабатывать жесткую двухгитарную технику, а звук их стновится все более сухим и лаконичным, приобретая блеск и твердость закаленной стали. Именно идеи Роба, его видение той музыки, котроую должны играть "присты", его творческая одухотворенность и приверженность тяжелой музыке, в конце концов его несомненно амбициозные и композиторские данные предрешили судьбу Judas Priest, их обреченность на успех.
Хотя коммерчески "Rocka Rolla" провалился по всем статьям, а заморочки с подбором барабанщика продолжались еще несколько лет, ребята не унывали. Уже следующий диск "Sad Wings Of Destiny", характеризовавшийся металлизированым саундом (чему в немалой степени содействовал высокий и надрывный голос Халфорда), получил благосклонные отклики в музыкальной прессе. Не говоря уже о растущей армии фанатов Judas Priest. К тому же, именно Халфорд несет ответственность за появление металлического имиджа - кожа, шипы, заклепки и цепи: "Когда мы начинали, то одевались наполовину как хиппи. Но времена наступали иные. Представьте, как бы мы играли "Hell Bent For Leather" в рваных клешах и замшевых куртках с бахромой! Металлу нужен был стиль, и мы его нашли, пусть несколько фетишистский, но пришедшийся по вкусу фэнам…"
В последующие 15 лет команда выдала 12 альбомов, каждый из которых приносил ей новые плоды популярности, каждый из них был очередным шагом на пути от hard rock к heavy metal. И над всей этой безумной скоростной и ритмичной, бешеной и заполненной до отказа высококлассным мелодизмом, музыкой витал и царил голос Халфорда - всегда разный и такой знакомый, переполненный взрывными эмоциями и ранимой чувственностью, злой иронией и неистощимой верой в Тяжелый Рок. А ради чего, собственно, всё это затевалось?! Judas Priest стали ведущей силой британской и мировой металлической сцены.
Я не буду описывать подробно все славные деяния Judas Priest (а их было немало, от уже упомянутых дисков, до мощнейших "живых" шоу по всему миру, включая подмостки Доннингтона и "Динамо"), золотые и платиновые диски, синглы, не сползавшие с верхних мест хит-парадов в Британии и Штатах (не говоря о благословенных для металла странах Европы), безгрешный характер исполнения музыки. Наше повествование - о вокалисте и композиторе, чья звезда ярко загорелась, благодаря именно этой группе. Но пройти мимо некоторых моментов биографии Judas Priest просто преступно.
К концу 70-х, когда укоренившийся хард-рок расслоился на множество поджанров, часть групп приняла ответственное решение играть быстрее, энергичнее и жестче, где-то упростив блюзовые структуры, но взамен доведя до умопомрачения экстремизм, содержавшийся в самой основе харда. Несмотря на то, что по большей части то были молодые и никому ранее неизвестные составы, именно Judas Priest (наряду с Iron Maiden) заняли здесь обширную нишу. Ведь их звук был уже гораздо тяжелее и резче, чем у тех же Deep Purple, Zeppelin и Kiss, а та помпезность и фиглярство, что присущи только heavy metal, давно стали их секретным (а секретным ли?) оружием. И, если уж откровенно, именно "Джудасы" подготовили почву для взрыва, получившего название New Wave of British Heavy Metal. Как доказательство предъявлю диски группы "Stained Class" и "Killing Machine" (1978), в которых дух металла и его основные черты были предъявлены со всей откровенностью и прямотой. "Мы культивировали свою аудиторию, - вспоминает Роб. - Постоянные гастроли по миру, тысячи и тысячи людей на концертах… Для этого приходилось вкалывать не на шутку. Но я горжусь тем, что мы - часть этой музыки!"
80-е летели со скоростью звука, чему во многом способствовала и сама музыка и образ жизни ее героев. На фоне появления speed, power и thrash metal, "присты" пытались не потерять собственный "интерфэйс". И хотя они по-прежнему оставались классической командой металла, непререкаемыми и обожаемыми авторитетами, удивить кого-то кричащими гитарами и кричащим вокалом, блестящей кожей и сверкающими шипами становилось всё труднее. Отсюда последовали поиски выхода из ситуации - "мягкий" коммерческий "Turbo" (1986), традиционный хэви-альбом "Ram It Down" (1988) и, наконец, почти трэшевый "Painkiller" (1990): "Мы всегда были открыты новым влияниям и старались, чтобы наша музыка была актуальной. Heavy metal предрекали быструю смерть, а мы до сих пор в дороге и не собираемся останавливаться. Думаю, музыка Judas Priest никогда не станет старомодной". И еще: "Я - давний фанат thrash. Мне импонирует его энергия и страсть. Эта музыка напрямую социальна. 60-е породили все мыслимые влияния на рок, 70-е были чуток бесстрастными, 80-е слишком агрессивными, а 90-е должны найти выход из этой агрессии. Thrash четко уловил настроение жестокости и подавленности".
Но остальные музыканты при всем их таланте не понимали одного: численный состав металлической братии вырос настолько, что популярность приходилось просто делиться. Росло напряжение в самой группе, небывалое ранее. Этому способствовали и внешние обстоятельства.
В 92-м Judas Priest были привлечены к суду по обвинению в провоцировании самоубийства двух американских подростков-наркоманов (иск на 6 с лишним миллионов баков!). Нелепая ситуация разыгралась вокруг записанной музыкантами версии песни "Better By You, Better Than Me" команды Spooky Tooth, якобы толкнувшей молодых придурков к решению свести счеты с жизнью (само дело относится еще к 85-му, но до суда оно дозрело лишь через 7 лет, поддержанное всевозможными штатовскими общественными организациями). Вот здесь-то и пригодились выдержка Халфорда, его умение убеждать и успокаивать, позволившие положить конец фарсу, целью которого было дискредитировать heavy metal, как общественное явление. Тяжба растянулась аж до середины 93-го, не давая команде нормально работать и всё больше отдаляя задерганных членов группы друг от друга. Когда же суд признал обвинение беспочвенным, Роб уже не связывал свою жизнь с Judas Priest. Учитывая, насколько деятельность банды опиралась на его идеи, как она полагалась на его крепкое плечо, удар мог быть смертельным. И хотя закаленные в битвах остатки подразделения нашли в себе силы не распустить группу (во всяком случае официально), вплоть до 1996 она находилась в состоянии летаргического сна.
Но оставим Judas Priest в ее поисках достойной замены Халфорду (американский кавер-исполнитель Тим "Риппер" Оуэн с ну очень похожими и все же "не такими" голосовыми данными), с ее не слишком убедительными шедеврами последних лет (тяжеловесные "Jugulator" & "Demolition"). Преклоняя голову перед этими без базара великими металлерами, я связываю расцвет команды только с именем Р.Халфорда, поскольку с композиционной точки зрения всё, что делают JP сейчас смахивает на плохую попытку виртуозных исполнителей, но не слишком умелых композиторов, доказать всему миру "заменимость" Роба. Конечно, "присты" здесь не одиноки: примерно те же проблемы примерно в то же время одолевали тех же Black Sabbath и Iron Maiden. Впрочем, любая точка зрения на этот вопрос правомерна…
"Мне посчастливилось прожить с Priest почти 20 лет, это были классные времена, и у меня прекрасные воспоминания о тех днях. Но меня всегда интересовал вопрос - а что же там, на другой стороне улицы? На личном уровне мне хотелось быть хоть на полшага опережать время и исследовать все возможности этого великого и сумасшедшего мира, который зовется рок-н-роллом".

Без "Борьбы" нет победы

После "Painkiller" Холфор ментально находился на перепутье. С одной стороны сам этот диск был гораздо яростнее и круче всего, что делали "джудасы" до того. С другой стороны на пятки давил thrash metal, смутно зарождалось альтернативное движение в тяжелом роке, а новшества в звукотехнике провцировали возрождение индустриальной музыки. У Роба созрели и оформились идеи, до поры остававшиеся в загашнике. Скорее всего, он планировал Fight всего лишь как сайд-проект, к которому планировал привлечь нового ударника Judas Priest скоростного и дикого американца Скотта Трэвиса. Судьбе было угодно перевернуть карты.
Впрочем, кроме Трэвиса, у Роба нашлись и другие единомышленники, правда, в том время напоминавшие хороший материал для лепки. Вернувшись после последнего (как оказалось) турне Judas Priest в Феникс, где он тогда обитал, Халфорд делал очередную татуировку в салоне парня по имени Джей Джей. Оказалось, что тот в свободное время балуется басом в хард-кор группе Cyanide. Из чистого любопытства Роб пришел на концерт команды, который настолько ему понравился, что он предложил Джею всестороннюю поддержку. Однако уже через несколько месяцев решение пришло само собой: взяв за основу Джей Джея, гитариста тех же Cyanide Брайена Тилса и другана Скотта Трэвиса, наш герой являет миру Fight, а в 93-м окончательно разрывает со своей прежней командой.
1993 г. "War Of Words" стал мощнейшим ударом по тем, кто сомневался в способности Халфорда выжить без Judas Priest. По большому счету этот альбом - Халфордовский вариант Judas Priest, а вернее - то, как он видел будущее этой группы. Более мощный и экстремальный, наполненный тяжеленным трэшем и индустриальными ритмами, с жесткой агрессивной лирикой. "Fight имеет дело с реальной жизнью, тогда как лирика Judas Priest всегда была романтической, - говорит Роб. - В этом нет ничего плохого, я люблю все альбомы Judas Priest. Музыкально Fight тоже брутальнее и эмоциональней, особенно это видно по "живым" выступлениям".
Это было правдой чистой воды: уже первые турне группы, будь то небольшие клубы или огромные стадионы, где ребята Халфорда отоваривали металфэнов совместно с Metallica и Alice In Chains. Взрывной и дышащий опасностью материал "War Of Words" практически сразу завербовал группе армию поклонников, начиная старыми фантами Priest и заканчивая молодым поколением, тянувшимся к более экстремальному музону Biohazard, White Zombie и Machine Head. "Многие поклонники Judas Priest понимают меня, у многих теперь есть не только диски этой группы, но и Fight. Наверняка, есть и те, кто готов убить меня, да. Но в целом реакция металлеров положительная".
В те дни Роб был внутренне спокоен и умиротворен, хотя бурлил деятельностью и кипел идеями. Еще бы! Ведь Fight была его детищем, он мог лепить из этого проекта всё, что ему заблагорассудилось. Однако и новая группа дала Робу огромный толчок к реализации его творческих устремлений: "Это словно новая семья…" И одно было ясно - останавливаться на том, что он вытворил в первом альбоме, Халфорд не собирался: в конце концов, почти все вещи с "War Of Words" были задуманы еще в "пристовские" времена, а жить прошлым наш герой не умел. "Знаете, а ведь это Priest толкнули меня на это, - признавался он. - Они не понимали и не хотели понять то, что я пытался сделать. Если в группе возникала проблема, ее решали быстро и без дискуссий. Поначалу я не прочь был вернуться в Judas Priest, но вот только они уже не хотели моего возвращения… Теперь Гленн (Типтон) твердит на каждом углу - лучшее, что когда либо происходило с его группой, это мой уход…"
Понять Типтона и остальных "пристов" не сложно, но это не дает нам права оставлять без внимания и устремления Халфорда, его попытки вырасти из пусть и не таких уж плохих, но явно тесноватых одежек, которыми "снабжали" его Judas Priest. Хотя Роб не держал особой обиды на прежних "корешков", тем не менее, ему пришлось подать в суд на "раздел имущества": "Я отдал этой группе 20 лет и считаю, что имею право на компенсацию за всё, что идет под маркой Judas Priest".
Но вернемся и еще чуток поговорим о первом диске Fight (уж больно он хорош, чтоб удостоится лишь пары слов!). Нет, уж если говорить о трэш, то это не тот ураганный музон, что палили Destruction, Sodom и Kreator. Не похож он и на техно-трэшугу от Voivod и Mekong Delta, не сравнить его и с Metallica, Megadeth и Overkill… Это, с одной стороны был почти полный отход от старых металлических канонов и карикатурной идеологии NWBHM. С другой, это был металл до предела, такой. Каким его можно представить, обдрав до голых костей кожу и плоть. Неимоверная интенсивность граничащая с помрачением рассудка странно соседствовала (во всех треках!) с удивительной мелодикой, от которой мурашки бегут по поверхности кожи, ставя ее дыбом (чего не найдешь у тех же Pantera и Machine Head). Практически полностью написанный Робом, "War Of Words" еще несет отголоски былой славы Judas Priest, как золотую пыль на плечах, но пыль эта быстро сдувается вихрем, поднятым этой музыкой. Звук сырой и мясистый, словно сыгранный в живую без дублей и на одном дыхании, но одновременно профессиональный и отточенный, как лезвие убийцы. Панковая агрессивность чувствуется в каждой ноте, достаточно лишь послушать "Nailed To the Gun". Вокальный спектр гораздо шире, чем у тех же "джудасов": наряду с высочайшими фальцетными вскриками слышатся почти "думовые" мрачные партии, которые по духу ближе тому же Данцигу, Питеру Стилу из Type O'Negative или Лэйну Стэйли из Alice In Chains (или даже как Элис Купер в "Vicious"!). А что вы скажете, услыхав низкие брутальные хрипы, скорее похожие на deathовый гроулинг ("Contortion")? Среди этого "ужасного" нагромождения и упорядоченного индустриальной ритмикой хаоса, потерянной кем-то жемчужиной сверкает единственная (но зато какая!) "чистая" баллада "For All Eternity". И неисчерпаемый потенциал в каждом звуке…
"War Of Words" не сделал революции в thrash-мэйнстриме, но он всегда будет находиться в этой музыке особняком, вызывая возгласы восхищения и завистливые взгляды.
До выхода второго альбома Fight побаловались с электронизацией своей музыки, выпустив EP-шку "Mutations", куда вошли "живые" и ремикшированные треки с "War Of Words", а также некоторые хиты из "пристовского" и "сэббетовского" прошлого.
Поистине, эта группы была полигоном для творческих взрывов Халфорда. Тем не менее, памятуя о том, как небрежно в последние годы относились собратья по Priest к его идеям, он не мог позволить себе столь же пренебрежительно игнорировать стремления других (пусть и совсем молодых) членов Fight к самовыражению, тем более что ребята имели собственные "виды" на ее будущую музыку. Более всего это ощущаешь, втыкая в проигрыватель второй полноценный диск команды "A Small Deadly Space".
Если "War Of Words" вскормлен идеями Роба, то его последышу "досталось" от всех участников команды, гитаристов Марка Чосси и Брайена Тилса, басиста Джея и ударника Трэвиса. Он сразу другой, менее ритмичный и быстрый, даже тяжелее предшественника, с массой странных и почти прогрессивных (не буквально!) фишечек (внимательно слушайте "I Am Alive", In A World Of My Own Making", где используется рояль). Здесь странным образом сочетаются старый хэви (хотя его еще меньше, чем в "War"), брутальный трэш и напористый харкор: сменяющиеся риффы так и прут из него, как свежак из мясорубки. Кстати, мясорубку это и напоминает, только крутит ее не слишком трезвая рука. Пожалуй, единственная вещь напоминает первый альбом - "Legacy Of Hate". Пение еще более разнообразное и эмоциональное (по большей части низкое и мягкое), как и тематика песен: они по-прежнему кричат о боли и ненависти, смерти от СПИДа и случайной пули, о любви и одиночестве… "Fight дает вам возможность увидеть новый подход к трактовке хэви-металл, - говорит Брайен Тилс. - Это не Judas Priest № 2". "Нам хотелось, чтобы слушатели задумались над своими проблемами вместе с нами, - добавляет Халфорд. - Музыка - мощное средство общения, она способна изменить этот мир".
Критики не слишком оценили альбом, хотя он интересен и необычен, прежде всего, ритмически. Его мелодии непросты, таких никогда не было у Judas Priest. Похоже, на этот раз Роб попытался перепрыгнуть себя, и с помощью друзей у него это получилось. Он стал иным, он полностью оторвался от цепей прежних лет, он понял, что может творить всё, что пожелает. Будущее лежало у его ног.
Иным был даже сценический имидж Fight: почти никаких свето-лазерных эффектов, всё жестко, лаконично и скрупулезно: шесть мрачных чуваков, занятых своим нелегким, но убедительным делом - изгнанием всяческих иллюзий из ошарашенных слушателей! Только неудержимая музыка, только яростный и мучительный, взвинченный и печальный голос Халфорда, крик воинственной и свободолюбивой птицы, не признающей законов стаи, клеток и кормежки из рук. Только бескрайняя синь неба, полет выше грозовых туч, среди молний на опаленных крыльях.
К сожалению, а может и к лучшему, но группа, наделавшая столько шума на металлической сцене в середине 90-х, ушла в небытие после двух альбомов. Оперившиеся под опекой многоопытного Халфорда молодые музыканты двинулись своей дорогой. Халфорд отпустил их с легким сердцем. Скотт Трэвис вернулся в Judas Priest, а Роб опять остался наедине с собой. Надолго ли?

"Двойка" за поведение

Вторая половина 90-х, как известно, принесла мало утешительного на металлическую сцену: хэви-группы теряли популярность, теряли контракты, теряли бойцов… Балом правили альтернативные и индустриальные составы. Халфорд, оказавшийся не у дел после роспуска Fight, решил попробовать силы и здесь, тем более что эксперименты с электронным звуком и индастри-ритмами были знакомы ему как свои пять (альбомы Judas Priest "Turbo" и "Painkiller", "Mutations" от Fight, да и основные диски этой группы тоже в счет). Уже в 96-м он написал электронные демо, которые упали на уши небезызвестного Трента Резнора (Nine Inch Nails, Revolting Cocks), лидера индустриального тяжеляка и продюсера. Последний был настолько впечатлен, что подписал Роба на выпуск диска для своей Nothing Records. Поскольку на сей раз у Халфорда был лишь один соратник - гитарист Джон Лоуэри, проект так и назвали - Two. Справедливости ради, команду нужно было назвать "Тройкой", поскольку все остальные партии исполняла …машина. Резнор не только спродюсировал альбом, но и осуществил солидный промоушн. В 1997-м году вышел в свет "шедевр" Two, названный "Voyeurs". И что же?
Я не хотел бы обливать помоями это весьма неудачное творение героя моего повествования, так как сам материал заслуживает как минимум внимания, не лишен "Voyeurs" и металлизированных гитарных моментов. Но поскольку большая часть музыкального плана зиждется на ритм-компах, сэмплировании и примтивных танцевальных ритмах, эффект напоминает значительно ухудшенный и напрочь упрощенный вариант NIN (эффект гнилого яблока). Хотя пение Роба как всегда изобретательно, оно включает крики времен Judas и пение в стиле Fight, в основном же ему тоже приходится подчиняться законам "бытия", т.е. местами это некий шепот и причитания под электронную лабуду. Всё это портит даже такие славные треки, как "Bed Of Rust" и "I Am A Pig". Попытки же сделать действительно великолепные ультрамелодичные композиции ("Water's Leaking" и "Leave Me Alone") тонут в потоке ужасных неживых звуков, бездумно прилепленных на очень приличную песенную основу дерьмовым китайским скотчем. Фу!
"Это был какой-то Судный час для меня. И дело не в самом Резноре, просто то, что слышалось в конце концов из динамиков, вводило меня в депрессию. До того, как мы вошли в студию, эти вещи звучали как хард-рок... Что касается публики, то они решила нас…ть на этот CD, даже не послушав его. Это шоу-бизнес, в нем часто так бывает, и не я один падал в это дерьмо".
Судьба Two оказалась намного плачевнее Fight, публика не могла простить бывшему "Богу Металла" нырок в техно-музыку (он и говорить-то на эту тему не слишком любит). Но всякий опыт положителен, согласитесь. Даже отрицательный. В том же 1997-м Роб Халфорд задумывает возвращение к корням. Для этого и нужно-то было немного: добрячие тяжелые риффы, да пара-другая единомышленников. Но прошел не один год, пока это единственно верное решение приобрело почву под ногами.

Halford есть Халфорд

"Я снова дома, в мире heavy metal, где родился как музыкант, и где, надеюсь, завершу свою жизнь".
Роб вернулся в ту музыку, которая принесла ему наибольшую известность - краеугольный камень хард и хэви - точно в 2000-м, ознаменовав начало нового века началом нового этапа в своей биографии. Ясен пень, задумки таковые пришли к нему гораздо раньше, возможно, даже раньше провальных попыток поиграть с модой в Two. Heavy metal был делом жизни Халфорда, он, собственно говоря, и делать-то больше ничего не умел. Но то же самое могли бы сказать о себе Оззи и Брюс, Лемми и Элис…
Что на самом деле происходило с 96-го по 99-й в голове и, особенно в душе Халфорда, мы никогда не узнаем: такие вещи не очень-то принято выставлять на всеобщее обозрение. Для нас более важен результат, не так ли? А результат был таков. Вернувшись из отпуска в сентябре 2000-го и соскучившись по новой музыке, я забежал в магазинчик, где среди новинок обнаружил диск группы Halford, носивший символичное название - "Resurrection" ("Воскрешение").
Думаю, никто не "пролетел". Альбом оказался настолько хорош, что его поступь по дорогам музыкального мира похожа на хэви-металлический блицкриг. Он одинаково порадовал фэнов и критиков ("Пожалуй, лучший, альбом Judas Priest, которого они никогда не делали" - так характризует "Resurrection" английское издание Classic Rock), доволен был и Халфорд. Настолько, что на полгода рванул в дорогу, проведя более 90 концертов в Европе и Америке, зацепив Японию и лишь чудом не попав в Россию (о чем это я?). Финал этого беспрецедентного тура проходил в Бразилии на глазах двухсот тысяч металлхэдов (а сколько народу смотрело действо через Интернет, одному компьютерному богу известно!). Ну а чем же так хорош новый опус старины Роба?
Начнем с того, что Халфорд решил сколотить постоянную группу, команду, несущую на флаге его имя. Гитаристы Патрик Лахман и Майк Шлассиак, басист Рэй Райендо и барабанщик Бобби Джарзомбек стали настоящими соучастниками "воскрешения" металлического "бога". Немало сделал и популярный в последние годы продюсер в области heavy Рой Z (работал С Брюсом Дикинсоном, Робом Роком, Helloween и возрожденным Warrior), обеспечив триумфальное возвращение Халфорда к тем, кто уже бросил на него надеяться..
Материал диска тоже очень и очень привлекателен. Настолько, что некоторые мои знакомые, абсолютно равнодушные к Judas Priest и Fight (и вообще далекие от хэви-металл), захотели его в свои коллекции. Разнообразный по тематике, темпу и звуковому оформлению, великолепный по разностороннему вокалу (здесь можно слышать как классические "полеты" халфордовского фальцета, так и низкие хриплые отголоски "файтовской" эры, причем Роб постоянно подпевает себе в более высоких или низких регистрах). Тем не менее, назвать это коктейлем из двух лучших банд Роба никак нельзя: "Resurrection", будучи "визуально" более простым, слушается самобытно и нескучно, он полон классных помповых мелодий, удивительной для такого "пребывания" в роке неподдельной энергии и хардроковой тяжести.
"Слабачков" в трек-листе просто не ищите. Здесь сплошь хиты, причем не просто заводные напористые вещи вроде самой "Resurrection" и "Locked And Loaded", но очень непростая "Silent Screams" (где посреди пятибалльной баллады, вдруг возникает беспощадная крикливая вставка) и неожиданная "The One You Love To Hate" с каким-то восточным ритмом, а главное - ее начинает голос… Брюса Дикинсона, затем вступает Халфорд и это мракобесие длится на протяжение всей вещи: "Работать с такими людьми как Брюс - благословение. Ведь он - одна из самых видных персон в Британском хэви-металл".
Индустриальность чувствуется в автоматичной "Cyber World", а "Slow Down" (очень необычная для металла), пожалуй, самая музыкальная и мелодичная. "Twist" почему-то напоминает мне настроение "джудасовского" "Defenders Of The Faith", ну а рубиловка в "Drive" - это чисто халфордовская рубиловка (наряду с "Savior" и "Nightfall" напоминающая славные времена "Painkiller").
Лирика "Resurrection" по большей части автобиографична и словно рисует сам портрет "короля". "Made In Hell", "Locked And loaded" и "Resurrection" - воспоминания о прошлом и попытки понять, что ждет эту музыку впереди.
Что касается отношений с участниками Judas Priest, то Халфорд не раз обращался к ним с предложением возобновить контакты (которых не было со времен ухода из группы). Это не означает, будто Роб возжелал вернуться в Priest. Однако, ответных действий не последовало…
В 2002-м, перед погружением в новый альбом, Halford выпустили двойной CD "Live Insurrection", порадовав фанатов "живого" звука, а потом приступили к "Crucible". И если "Resurrection" был не просто отличным альбомом, но и "заявлением о намерениях", то новый диск протоколировал и реализовывал эти намерения. Он записывался почти год в разных штатовских студиях тем же составом. Несмотря на его явное следование выбранному предшественником направлению, новый альбом имеет существенные отличия от старшего брата (повторение истории Fight?), во многом благодаря участию в создании композиций всех инструменталистов.
"Crucible" гораздо жестче и прямолинейнее, но построен на тех же конфликтующих лидер-гитарах и заводном ритме. "Бобби - лучший металлический ударник", - убежден Роб. Здесь не слишком много сюрпризов (хотя его непохожесть на предшественника - уже сюрприз), но и здесь внимательный слушатель найдет отголоски классического хард-рока, восточные мотивы и даже готику. К этому диску можно относиться по-разному, но то, что Халфорд и на сей раз не пролетел, - однозначно. Главная прелесть нового творения в том, что как всегда с Робом он строится вокруг мелодий, а не риффов.
Вот что сам виновник торжества говорит по поводу "Crucible": "Мне кажется, этот альбом ближе именно металлической аудитории. К тому же, он отражает те стороны heavy metal, которые близки мне самому. С "Resurrection" мы вернулись к металлу. Было важно не только закрепить его успех, но не сделать из него "Resurrection-2". Проще, конечно, прилепиться к успешной форме и не пытаться что-то изменить. Но я люблю неожиданности. Раз уж меня называют Metal God, то я хочу, чтобы с каждым новым альбомом металлеры не только узнавали - да, это он, Роб Халфорд, мне необходимо, чтобы они удивлялись. Тогда я и сам пойму - да, это я, Роб Халфорд. За свою долгую карьеру я часто это делал, и, надеюсь, мне опять это удалось".
На этот раз Рой Z не только продюсировал альбом, он выступил соавтором нескольких песен: "Я решил использовать его потенциал на 100 %, и теперь он неофициальный шестой "игрок" в нашей команде".
Если лирика "Resurrection" в основном была личностной, то "Crucible" более "общественный" по тематике. Халфорду не чуждо то, что происходит с нашим миром: "Я всегда ищу, что сказать людям на этот раз. Мои песни - не просто набор хэви-металлических рифм и стандартов".
То, чем Роб вознамерился заняться после выпуска "Crucible", было вполне логично и вне обсуждения: огромное турне "The 2003 Metal Gods Tour", почти кругосветное, братцы. И если та же давно Metallica проводит подобные мероприятия только на огромных стадионах и в престижных концертных залах перед более мэйнстрим-ориентированной аудиторией, то шоу Halford и сейчас идут в небольших клубах и посещаются истинными, пардон, "пробитыми" металлюгами. Это настоящий алтарь NWBHM, это настоящее "мясо" металла, как со стороны зрителей, так и со стороны групп-участниц, в числе которых Testament и Immortal, Primal Fear и Carnal Forge, Behemoth и Amon Amarth. "Хорошо возвратиться на сцену после нескольких лет молчания, тем более что вместе с нами играют команды, у которых не очень-то большие шансы на частые гастроли в Штатах и Канаде. Эти группы очень разные, так что мы на сей раз привлекли очень разных поклонников металла".
Почувствуйте это, поверьте этому. Роб Халфорд не пытается установить новые стандарты для heavy metal, он сам - heavy metal. И не пытайтесь назвать это металлом нового века. Нет, эта музыка вне времени и вне ценностей.

Нормальные герои всегда идут…

"Рок стал для меня убежищем… я не хотел прожить всю мою жизнь, вкалывая на каком-нибудь заводе".
"Да, я тоже люблю быть в центре внимания, но не поймите меня превратно. В этой группе (о Judas Priest) нет тех, кого принято называть "рок звездами". Нет ничего важнее жизни: все мы из Бирмингема, а это промышленная Англия. Моя семья была бедной, и в детстве я насмотрелся на всякое. Большинство хэви-групп - выходцы из таких мест, и память о тех днях заставляет нас смотреть на вещи с нормальных позиций. Heavy metal для белых - все равно что блюз для черных".
"Теперь все знают, что я - "голубой". Но немногие понимают, что это было нормальной для меня ориентацией с того момента, когда я понял, что такое секс. Если у вас есть желание обсуждать это, давайте! Меня это не беспокоит и не унижает. Я знаю, что многие ненавидят геев, и я понимаю, как трудно признать открыто, что ты - гей, особенно совсем молодым людям. Но нельзя позволять вопросам сексуальной ориентации влиять на твой успех в жизни, в бизнесе и других важных аспектах".
"Если ты пишешь песни, ты должен много читать".
"Бог подарил мне этот голос, и я люблю использовать его на всю катушку".
(О танцевальной музыке) "Смотря что называть этим термином… Под heavy metal тоже танцуют. Я музыкант, и, как музыкант уважаю профессиональные вещи. Я уважаю Принца и INXS, честно".
"Мне нравится классическая музыка, я часто слушаю Моцарта, Пуччини и Чайковского. Это не значит, что я не слушаю рок. Люблю Living Color, мне кажется, что "черные" группы должны быть именно такими, а не как какие-то Run-DMC. Слушаю Faith No More и Pantera".
"Poison и Motley Crue? Это хэви-металл?! Х-м… их музыка слишком слабая и искусственная …как голливудские фильмы, где имидж важнее, чем талант актера. Жаль, что большинство молодых любителей рока считает их настоящими металлерами".
"Testament в последние годы очень активны, они постоянно на гастролях, несмотря на болезнь Чака (Билли). Так что это они "воины дорог", они - Боги Металла! Во время совместного турне в рамках "The 2003 Metal Gods Tour" я часто видел, как Чак выходил на сцену, несмотря на запреты врачей. Я видел, как ему тяжело, но если кто-то предлагал отменить шоу, он просто говорил: "Забудь об этом" и продолжал…"
"Я 32 года на этой сцене, но каждый раз я должен оправдывать ожидания моих слушателей. Я не имею права подводить их".
"Если честно, то я никогда не ставил перед собой каких-то определенных целей и не разрабатывал планы их достижения. Основная цель проста - как можно лучше выполнять свою работу, писать как можно лучшую музыку и записывать ее наилучшим образом, а потом как можно лучше отыгрывать ее на сцене. Для достижения этой цели приходится проливать немало крови, пота и слез. Но невозможно получать что-то, не отдавая другого взамен".
"Я счастлив тем, чего добился. У многих групп нет шанса записать даже один альбом, а у меня их было больше чем достаточно, и будут еще. Я никогда не завидовал молодым музыкантам, когда они становились популярнее, чем я. Для меня важнее то удовлетворение, которое я получаю от своего дела, и то качество, которого всегда хочу добиться. Когда это качество исчезало, я прекращал работать".

Эпилога не будет…

…потому что конца у этой истории пока нет. Мы, те, кто любит heavy metal, ждем от Халфорда и его команды новых дисков и желаем ему удачи. Впрочем, вряд ли он, даже будучи весьма чувствительной персоной, нуждается в нашей поддержке. Большинство рок-героев - люди, "сделавшие себя сами", они привыкли рассчитывать только на себя. Роб - не исключение, но нам всегда хочется верить, что наша поддержка кому-то нужна. Даже "Богу Металла".

Реактор

JUDAS PRIEST:

Статьи
Дискография
Фотографии


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher