ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
THE KOVENANT: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 10.2003
Прислал: Илья Гнатюк
Источник: журнал "М" #4, 1999

Интервью с Лексом Айконом, Псай Кома и Хеллхаммером (1999)

"Animatronic" - один из лучших альбомов, близящегося к закату года, и в этом в нашей редакции почти никто не сомневается (сомневающимся грозит увольнение, гррр… - ред.). Пусть это скорее базируется на чувстве здорового противоречия, но лично я ничего с собой не могу поделать. Да, я знаю, что это полная попса, но ведь круто! Жаль не удалось увидеть мощь группы живьем, зато мы не упустили возможность дополнить телефонное интервью с Лекс Айконом (ака Нагашем) живым общением с Псай Кома и Хэллхаммером (последнему новый псевдоним никак не прописывается!).

COVENANT, THE KOVENANT… Я действительно говорю с норвежской метал-группой, а не со шведскими электронщиками?
Лекс Айкон: Все в порядке! Пришлось менять эту чертову букву в названии, потому что эти педики… Короче, я позвонил им в Швецию, хотел договориться по-хорошему. Так они стали орать в трубку, что они, мол, название COVENANT застолбили намного раньше и пообещали в тот же день написать заяву прокурору. Ну их, ненормальных…

По законам шоу-бизнеса всегда прав тот, у кого больше популярность, а вот по этому признаку вы давно шведов обставили!
Лекс Айкон: Да, но они выпустили свой первый альбом 15 лет назад. Так что мы решили не впрягаться во всякие тяжбы, и решили при встрече просто надрать им задницу, ха-ха! В конечном результате все сложилось для нас даже к лучшему: я считаю, что новый вариант названия обладает определенной магической аурой.

Ага, особенно артикль "the", напоминающий манеры славных 60-х - THE BEATLES, THE ROLLING STONES
Лекс Айкон: Во-во! Именно так мы и рассуждали! Ну ты даешь!

А еще, глядя на вашу последнюю фото-сессию, на ум приходит исключительная ассоциативность с MARILYN MANSON. Ну как вам не стыдно?
Хэллхаммер:
Люди, которым такое приходит на ум, страдают коммерческим извращением ума (это мы-то?! - Ред.). Я ведь могу сказать что-то похожее про MAYHEM: когда маньяк размалевывает себе рожу в своем новом стиле, я над ним всегда подтруниваю, говорю: "Эй, парень, ты выглядишь как вылитый Мэнсон!". Почему никто не сравнивает MAYHEM с KISS?
Псай Кома: Знаешь, один великий человек сказал: "Все великие дела должны прятаться под страшными масками, чтобы сохранять свою сущность от глаз общества". И это правда.
ЛА: Ну да, многие могут сказать, что это "голимая мэнсоновщина". Но ведь и Мэнсон содрал весь этот имидж у Трента Резнора и NINE INCH NAILS! И вообще, Мэнсон выглядит как гребаный ковбой! Я считаю, наш имидж должен параллелиться с атмосферой фильмов "матрица" или "Звездные войны", а еще с "Безумным Максом". Такая апокалиптическая фигня "после-ядерной-войны". Вот почему мы чуть не описались, когда вышел новый альбом Мэнсона, потому что это выглядело точь-в-точь как будто он все передрал у нас! Кстати, парень, который делал нам эти фотки, является штатным фотографом Playboy!

Ух ты! То-то я смотрю, вы так сексуально смотритесь!
ЛА:
Это была идея нашего промоутера. Кстати, этот же фотограф сделал фото-сессию для SATYRICON пару лет назад.

А вы планируете засветиться на обложках ведущих мировых эротических журналов?
ЛА:
было бы совсем неплохо…

На Бласте классифицировали ваш стиль как "space metal". Почему бы не так: "Музыка межгалактической дружбы"?
ЛА:
Хмм, лучше вот так: "millenium metal" (метал нового тысячелетия). Думаю, такая классификация должна отражать факт перехода THE KOVENANT на другой уровень. Считаю, мы создаем музыку для следующей генерации.

А начинали вы с "нормального" блэк-метала, пусть и шибко мелодичного.
ЛА:
да, первый альбом был типичен для симфо-блэк-метала.

Но и сейчас, на Animatronic, вокальные дела напоминают о блэк-метале…
ЛА:
Да, вокалы по-настоящему экстремальны. Тебе не придет в голову обозвать нас "NINE INCH NAILS от блэк-метала"!. На этом альбоме вокальные дела более разнообразны, есть множество странных деталей. Да-а-а… на новом альбоме я действительно сделал что-то потрясающее!

Есть масса команд, начавших эксплуатировать тематику нового тысячелетия - тебе не кажется, что это превращается в очередной тренд?
ЛА:
Все вокруг - это тренд, не правда ли? Ведь как это бывает: если всем известна эта группа - это уже тренд, если она никому не известна - это не есть тренд. Получается, если 10 человек где-нибудь в Сибири что-то слышали об этом - это уже тренд, ха-ха!

Ваш предыдущий альбом выдвигался на премию "Грэмми"…
ЛА:
И мы взяли эту номинацию! Мы стали первой экстремальной группой в мире, получившей такую премию! Хотя, если честно. Мне кажется, что просто организаторам захотелось расшевелить опухший от жира народ, поэтому они позволили нам выиграть эту премию. В любо случае эта "победа" была горька для нас. Все это выглядело как большая шутка. Что-то типа: "О'кей, парни, станьте-ка теперь вот в этом углу, хорошо, а теперь сделайте свою работу попрофессиональнее!". Мне показалось, мы там были для всех гвоздь в заднице, и на самом деле мы им были нужны. Зато, когда нам все же присудили "Грэмми", ты бы посмотрел на их перекошенные рожи! Кончилось тем, что мы сказали: "Fuck, You!" в прямом эфире по национальному телевидению!
Псай Кома: Все это было очень странным, это было как вторжение в мир чистогана и продажности. Прикольно было сидеть в первых рядах рядом с именитыми поп-звездами. Оправдывает все это дело отчасти тот факт, что "Грэмми" в Норвегии дается вовсе не по результатам продаж дисков, а только за музыкальные и творческие достижения. И это тоже странно, ведь мы им всем вовсе не нравились, а они не нравились нам! Но мы все-таки пошли туда и заблевали столы во время банкета! И все восклицали: "О боже! Кто-нибудь, избавьте нас от этих волосатых уродов!". Так что повторная номинация нам всяко не светит, хи-хи! К тому же мы ухитрились потерять статуэтку где-то в бластовском офисе…

А как другие метал-группы восприняли подобный акт "коммерческого позерства"?
ЛА:
Ну, многие сказали нам, что не смотря ни на что, мы им продолжаем нравится, но мне кажется им всем было завидно.

COVENANT изначально выглядел как "коммерческий проект". Это вообще нормально для экстрим-подземелья?
ЛА:
Это зависит от того, что ты понимаешь под словом "коммерция". Возможно мы продали больше альбомов, чем другие команды. Только в германии разошлось 8000 CD. Но мы реально до сих пор получили на руки лишь 5000 дойчмарок, всего-то…
Псай Кома: А я считаю, что все те группы, которые стучат кулаками в грудь с заявлениями типа: "Мы навсегда верны андерграунду!" - все они лгут безбожно. Потому как все, все хотят продавать свои диски, да побольше! И это логично: если ты что-то делаешь, то хочешь, чтобы это было доступно людям. Даром раздавать - кишка тонка. Ы вовсе не нагребли золотых гор, а все полученные деньги до сих пор вкладываем в оборудование для группы. Люди думают, что если ты продал сотню тысяч дисков, то ты превратился в "рок-звезду". Увы, если б так оно было… Надо продать миллиона два, вот тогда…
Хэллхаммер: Ясно, что THE KOVENANT будут продавать больше дисков, чем MAYHEM, потому что музыка MAYHEM - не для всех. И это нормально, и вовсе не означает, что "ковенанты" продались.

Хэллхаммер, вот ты больше известен по "true & evil"-делам, как тебя-то занесло в этот знойный коллективчик?
Хэллхаммер: Важно вот что: если я играю в группе, я должен быть хорошим музыкантом. Каждая группа имела начальную точку в своей карьере и некоторые стали ставить имидж выше. Чем качество музыки. А для меня главное - музыка, а не "true"-имидж.

Лекс, до недавних пор ты звался Нагашем и играл в DIMMU BORGIR
Лекс Айкон: Почему я ушел из "боргирз"? Я сделал это сразу после выхода последнего альбома. Как раз сейчас они ездят по Штатам и это просто фатально выглядит для них: на концертах присутствует по 100 человек. Они думали, что уже стали "большими рок-звездами", ха-ха! У нас была масса личных разногласий. Я не чувствовал себя комфортно в этом коллективе. Отношения в группе просто пропитаны бизнесом. И когда пришлось выбирать между DIMMU BORGIR и THE KOVENANT, я выбрал последнее, ведь THE KOVENANT - это мое детище, понимаешь? И здесь я - главный, а не дядька Шаграт, с которым мы постоянно ссорились.

Доводилось читать про примеры "звездности" у ребят из DIMMU BORGIR. Это действительно правда?
ЛА:
Да. Я правда не очень осведомлен, ведь я ушел уже довольно давно. Но все эти слухи большей частью обоснованы. Чем выше ты забираешься, тем больнее потом падать…

А можно ли тебя сейчас называть Нагашем?
ЛА:
Нет, Lex Icon - мой единственный псевдоним. Кстати, ты врубился в эту игру слов: "Lex Icon" звучит как "лексикон". А по-шведски это обозначает "энциклопедия". Все наши псевдонимы имеют определенные магические ауры. Своего рода магическая абракадабра!

Возвращаясь к твоему боргировскому прошлому: удовлетворен ли ты сделанным тобой в составе той группы?
ЛА:
да. Мне нечего стыдиться. Я горжусь тем, что был частью DIMMU BORGIR.

Ты был составной частью успеха DIMMU BORGIR. Тебе легко далось лишиться враз уже наработанного статуса?
ЛА:
Уход из группы занял у меня 5 секунд. Мы делали историю, мы стали первой блэк-метал-группой, ворвавшейся в национальный хит-парад германии. Мы стали самой продаваемой блэк-группой в мире и продали дисков больше, чем даже CRADLE OF FILTH. Так что я горжусь сделанным, но без всего этого я себя чувствую гораздо комфортнее.

Участие Хэллхаммера в MAYHEM соответствует твоему видению образа THE KOVENANT?
ЛА:
Нет, не соответствует! Шучу. Мне кажется, что его приоритеты меняются со временем и надеюсь, что в данный момент он все больше втягивается в THE KOVENANT.
Псай Кома: Хэллхаммер предан группе на 100%, здесь без проблем. Проблемы бывают тогда, когда другие люди не делают то, за что берутся. И тогда мы говорим им: "Сорри, возвращайтесь туда, откуда пришли!".
Хэллхаммер: Сейчас моя отдача в THE KOVENANT равна 100% и полностью сконцентрировался на концертной деятельности MAYHEM и THE KOVENANT.

Лекс, неужели ты надеешься, что Хэллхаммер способен на такое: забросить MAYHEM ради игры в THE KOVENANT?
ЛА:
Я не думаю, что до этого может дойти. Лишь бы он не делал ничего, что могло бы нарушить наши планы.

Почему на ваших фото никогда не видать сладкоголосых девчонок, голоса которых мы слышим на альбомах?
ЛА:
Для "Animatronic" вокальные партии исполняла 50-летняя профессиональная оперная певица. Вот тебе девчонка, ха-ха! Вместо того, чтобы нанимать талантливых людей из Англии, хи-хи (Лекс намекает на предприятие METALLICA при записи "Momories Remain" - Ред.), мы решили найти кого-то действительно профессионально. Эта женщина никогда не работала с такого рода музыкой, но это был интересный эксперимент и для нас, и для нее.

А ей не страшно было петь параллельно с твоим "порочным" вокалом?
ЛА:
Да нет, ее, похоже, это все реально возбуждало! Но у нее были "круглые" глаза, когда она все это увидела и услышала впервые.

Она поедет с вами в турне?
ЛА:
Нет, что мы, - изверги, что ли? У нас теперь есть новый член группы по имени ВА-88. Очень интеллигентный, хоть и машина. Мы называем его "Терминатор"! мы просто используем студийную запись во время концертов. И всегда надеемся, что техника не подведет. Знаешь, на носу 2000 год, а эти чертовы компьютеры постоянно зависают! Еще мы взяли нового сессионного гитариста. Он раньше не имел ничего общего с метал-сценой, но для нас это даже к лучшему. У него классно получается играть риффы в стиле VAN HALEN.

Партии ударных на "Animatronic" звучат почти машинообразно - неужели Хэллхаммер отлынивал от работы?
ЛА:
Ха-ха! Да он долбил как дятел! Просто иногда увлекался константным ритмическим битом, совсем как драм-машинка.
Хэллхаммер: Когда музыка нуждается в простых ритмах, я стучу просто. Конечно, в таких случаях запросто можно использовать компьютер, но это дело никогда не передает нужный накал динамики. И… чувства, что очень важно, согласись. Очень тяжело играть все время под тиканье метрометра. Это камень преткновения для многих начинающих барабанщиков. Только так они могут достичь скорости, но обычно они добиваются этой скорости и уже не могут играть ровно!
Псай Кома: мы не увлекались особо этими техническими штучками, хоть и могли бы. Нам хотелось продемонстрировать свой профессионализм, показать, что нам не нужно доказывать людям, что мы - хорошие музыканты. Не нужно, потому что мы ими и так являемся. Про большинство гитаристов в блэк-метале я могу сказать, что они горазды играть все это "ж-ж-ж, з-з-з" - дерьмо, но попроси их сыграть что-нибудь ритмичное, и они понятия не имеют, как это делается.

Альбом называется "Animatronic" - я не нашел этого слова в словаре…
ЛА:
Это своего рода символическое отображение мира. Если вы смотрели фильм "Парк Юрского периода", то помните, что те динозавры не были настоящими, но выглядели весьма реально. Вот это и подразумевает "animatronic". Что-то движущееся, но не живое. Это слово хорошо характеризует современный мир.

Слушая песню "Новый мировой порядок", становится очевидным, что эта песня обречена стать клубным хитом…
ЛА:
Мы этого сначала не планировали. Ребята с Бласта спросили нас, хотим ли мы выпустить сингл специально для клубов. Мы согласились, но когда прослушали это после записи, то подумали: "Вот дерьмо! Звучит как танцевальная песня!".

Промо-диски, увы, не снабжаются текстами песен, и я до сих пор напрягаю свое воображение, но так и не могу въехать в смысл композиции "Spaceman"…
ЛА:
А, это кавер-версия группы BABYLON ZOO. Когда-то это был величайший мировой хит! (Хмм, мое металлическое детство лишило меня подобных впечатлений! - Ред.) Мы выбрали эту вещь потому, что она звучит как электронно-танцевальная чума и вполне подошла под концепцию THE KOVENANT. Многие ошибаются, принимая эту вещь за нашу собственную.

Я так и подумал…
ЛА: Вот видишь, ха-ха!

Так в каком стиле музыке можно поместить сегодняшний THE KOVENANT?
ЛА:
Я считаю, что это - extreme music.

А с какой группой хотелось бы поиграть больше всего?
ЛА: С MINISTRY, наверное.

А с RAMMSTEIN?
ЛА: Не-е-ет. Я бы не стал играть с этой группой на одной сцене. Они выглядят как мерзкая атомная бомба! Они, конечно, замечательная команда, но не столь экстремальная, как мы.

О'кей, вашим первым шагом было превращение в успешную блэк-группу, вторым - присуждение "Грэмми" первой в мире экстремальной группе. Что дальше?
Лекс Айкон:
Я намерен стать Президентом Объединенного Мира!

Эй, не забудь про меня! Я бы вполне справился с обязанностями министра чего-то там…
ЛА:
Премьер-министром России - хочешь? Или лучше министром культуры, ха-ха?! Еще я хочу продать миллион своих альбомов и получить миллион долларов. Я на самом деле хочу проверить - а каково это быть рок-звездой?!

Дмитрий Басик (пер. АМ)

THE KOVENANT:

Статьи


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher