ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
RAGE: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 10.2003
Прислал: Илья Гнатюк
Источник: журнал "М" #4, 1999

Интервью с Виктором Смольским (1999)

Я не считаю себя эмигрантом. Я не уехал в Германию, потому что просто решил поменять место жительства и потому, что мне так уж плохо было на родине. Я очень рад, что детство я провел здесь и здесь получил образование. Зная теперь, какое детство у людей в Европе, я считаю, что мое было лучше, чем у многих-многих живущих в Германии и Европе. К Минску у меня отношение очень хорошее, я с удовольствием всегда сюда приезжаю, и если бы была возможность двойного гражданства, то никогда не возникло бы у меня мысли потерять беларуское гражданство…

Если ты не против, Виктор, давай начнем с рассказа о твоей семье. Мне кажется, именно в твоей семье была та благодатная почва, которая просто не могла не взрастить музыканта.
Мне повезло, конечно, родиться в такой семье: начиная с деда-музыковеда, отца-композитора, старшего брата-пианиста… Два дяди тоже - композитор и музыковед. Сплошная музыка. С 6 лет я уже был в "11-летке". Благодаря отцу я очень много бывал на концертах, видел все не только со стороны зала, но и за кулисами. И отец, конечно, очень много отдал времени мне, чтобы меня заинтересовать, потому что, я думаю, самое главное - заинтересовать, привить любовь. На самом деле я с удовольствием занимался, начал как виолончелист в 11-летке, после чего заинтересовался роком и джазом. В принципе, я никогда не упирался в строгое направление, интересовался всем, всеми новинками. Параллельно закончил эстрадное отделение музыкального училища и уже тогда много занимался с отцом в плане соединения классики и рока. Отец относился с огромным пониманием ко всему, что я делал, я думаю, что для моего отца очень важно было, как я это делал. Для него очень важен был профессионализм. Джазовые это были композиции или роковые - он всегда внимательно относился к моим новым проектам и старался помочь.

Вероятно, именно с детства ты приучил себя быть абсолютно открытым для совершенно разных стилей?
Я думаю, не очень хорошо зацикливаться на каком-то стиле. Я для себя лично всегда старался взять от всех стилей что-то интересное, и использовать это в том направлении, в котором я играл. Есть такое слово- бизнес, его у нас не многие понимают. Что такое музыкальный бизнес? Это направленный рынок определенного стиля. Т.е. если ты играешь metal - невозможно писать одну песню metal, другую death, третью попсу. Каждый стиль имеет свой коридор, по которому нужно идти, но я лично стараюсь использовать какие-то элементы, допустим, классические, какие-то находки в black metal, пытаюсь их как-то выразить в другом стиле, но чтобы это не выскакивало за рамки, естественно. Даже если играть в одном стиле и CD записывать в одном стиле, чисто даже в гитарной игре, можно многое использовать из того же джаза, что, кстати, и делают многие команды. Если взять сейчас все стили - везде присутствуют какие-то прогрессивные направления - новые звуки, новая техника записи. Даже в black metal сейчас используются инструменты, которыми изначально пользовались только джазисты.

В школе, вы, вероятно, не обращали внимания на другие предметы? Просто закрывали на них глаза?
В принципе, да. Так и было. Моя бабушка, тоже профессиональный педагог, очень сильно хотела, чтобы я параллельно и математикой, и литературой, увлекался. И, наверное, это семейная смесь: бабушка - это литература, история, со стороны брата и отца - музыка. Это со всех сторон развивало меня.

В каком возрасте ты начал играть на гитаре?
Серьезно заниматься начал лет с 10-11. Многие считают, что можно просто уметь играть на гитаре, что-то там снимать с кассет, что-то пытаться придумывать самому… Я не считаю, что это правильный подход. Потому что отношусь ко всему, наверное, может быть слишком профессионально. Но думаю, что хорошая база для любого музыканта - это очень важно. Нужно знать теорию, знать, что такое сольфеджио, аккорды, какие аккорды, какие лады используются, я предпочитаю заниматься очень профессионально. Есть пара хороших гитаристов, которые играют только на чувстве, не совсем понимая, какие они на самом деле ноты и аккорды играют. Я предпочитаю это сочетать. Я видел много классических музыкантов, я их называю "холодные профи", которые знают ноты, но совершенно не могут импровизировать. Т.е. нужно пытаться сочетать, но не лишать себя профессионального обучения. Играть на гитаре не так просто, как кажется. Нужно чувствовать ритм, прекрасно понимать, что такое барабаны, компьютер. Чтобы сочинять песни на гитаре, неплохо знать, что такое клавиши, потому что это сильно помогает в развитии мелодии, аккордов, каких-то красок. Проблема рок-гитаристов - они знают, что такое кварта, квинта… и все. Отсутствует, в основном, терция, и о том, что бывает малая и большая терции, и от этого зависит аккорд - многие вообще не знают и не подозревают. Они делают все на интуиции, а интуиция иногда подводит.

Часто бывает, что хорошие профессионалы-гитаристы редко могут быть хорошими мелодистами...
Смотря что иметь в виду под мелодией, потому что мелодия - это тоже спорный вопрос. Есть мелодия в виде Баха, а есть в виде Вагнера и Чайковского. Авангардная классика - это тоже мелодия. Только некоторые используют 8 нот в октаве, а некоторые - 12. Это дело вкуса. Я бы не сказал, что Стиви Вай не вносит никаких новшеств, по-моему наоборот, это самый оригинальный гитарист после Фрэнка Заппы. Сатриани… Думаю, что он как раз привел гитарную музыку к мелодизму и бизнесу, потому что Сатриани - гитарист, который дал путь инструментальной музыке. Ни один из гитаристов до этого не продавал так инструментальную музыку, как Сатриани. Т.е. такой мелодист, как Гарри Мур, вот он, допустим, ничего нового не привнес. Играя очень медленно и красиво, он использовал все, что было до него.

В интервью нашему журналу Пиви Вагнер признался, что и ты, Виктор, и барабанщик Майк значительно лучше него владеете своими инструментами. Он это признает, но говорит, тем не менее, что он очень неплохой мелодист и в этом плане может стоять с вами в одном ряду. Что думаете об этом вы?
Конечно, у Пиви прекрасный вкус к музыке. За 15 лет в бизнесе он выработал свой стиль композиции, прекрасные мелодии. Я думаю, что как композитор для других исполнителей он не смог бы так себя реализовать. Он пишет прекрасные песни для себя, он знает свой вокал, пользуется им великолепно, он знает жанр, в котором играет, и конечно он здесь большой профессионал и очень талантливый композитор. Как говорил сам Пиви, RAGE чуть-чуть мешала неквалификация бывших музыкантов. Появление Вольфа, аранжировщика, стало новой ступенью для RAGE, только потому, что он был профессионал, и до этого многие идеи Пиви невозможно было реализовать. Почему я считаю, что очень важно иметь какую-то профессиональную базу, потому что гитарист, который не знает теории он рождает музыку из пальцев, завися все время от того, что он может сыграть. Т.е. если он может сыграть три ноты, как B.B. King, и рождаются такие мысли. Если у музыканта рождаются мысли в голове и пальцы настолько свободны, чтобы просто реализовывать любые мысли, появляется много больших возможностей.

Виктор, вы уже неоднократно ставили вместе два слова: бизнес и музыка. Зачастую, музыка, которая рождается при помощи пальцев и четырех нот достаточно популярна и неплохо продается. В то же время музыка, которая рождается под пером профессионала, выходит из-под пальцев техничного музыканта, зачастую бывает непонятна массам…
Дело в том, что так оно было всегда и везде: чем проще, тем лучше продается. Поэтому если взять искусство, картины, поэзию, книги - чем они умнее (книги), тем меньше люди их понимают. Если издать анекдоты, то они продадутся намного лучше, чем Толстой. Я в этом больше чем уверен. Дело в том, что такие гитаристы как B.B. King, которые играют три ноты, - это не значит, что эти ноты плохие, или плохая музыка, просто такие люди - талантливейшие музыканты. Т.е. играть три ноты или тридцать - это все равно есть грани таланта. Есть люди, которые очень технично играют и ноль идей в голове. Многие сравнивают так: я талантливый с тремя нотами, а он с тридцатью - но он только технарь. Что такое технарь? Я с этим полностью не согласен, потому что если ты талантливый, то необязательно все эти тридцать нот вогнать в одну секунду, ты можешь и три сыграть, но ты сыграешь их намного свободнее, чем человек, которым может только три и их же сыграет. Запас всегда должен присутствовать. Почему продается простое? Я бы не сказал, что та музыка, которая просто звучит, обязательно простая музыка. Даже если взять последний альбом RAGE, песни Пиви - они довольно просто воспринимаются. Это еще не значит, что они просты и в три аккорда. Это очень высокопрофессионально сделано и очень сложно. Последние альбомы "XIII" и "Ghosts" интересны и для обычного обывателя и для профессионала. Потому что мелодии простые, припевы простые. Когда мы первый наш совместный концерт на фестивале в Ваккене играли - 25 тысяч человек впереди - все припевы и даже куплеты пели вместе с нами. С другой стороны, если профессионал захочет посмотреть эту пластинку и послушать, то всегда найдет много интересного для себя. Если сравнить, например, с группой MIND ODYSSEY, там упор ставится чуть-чуть больше на профессионалов. Допустим я не большой любитель групп типа NIRVANA, и когда их выставляют как звезду XX века, мне это не нравится и я не считаю, что они большие профессионалы... Они просто конченые наркоманы, которым повезло в бизнесе.

А ты, как профессионал, пойдешь ли на компромисс с собой, чтобы сыграть три аккорда и стать популярным?
Никогда в жизни! Никогда. Скажем так, если сейчас Вуячич предложит мне зарплату, вдвое превышающую зарплату в RAGE (смеется), я никогда этого делать не буду. У меня есть определенные компромиссы, на которые приходится идти - как раз этот бизнес. Я работаю сейчас с двумя группами, и параллельно у меня идет еще сольный проект. У меня три проекта не потому что у меня очень много времени и много идей и я хочу заработать три миллиона, а не один - дело в том, что в этом бизнесе на самом деле нужно быть аккуратным. Я не могу с группой RAGE играть композиции, где присутствуют джазовые соло. Это определенный стиль, определенный круг фэнов, публики, которая верит в этот стиль, хочет и дальше его слышать. Мы всегда можем модернизировать его, но в определенных рамках. Допустим, какие-то элементы прогрессивного метала я записываю с MIND ODYSSEY, если я хочу по-настоящему уйти во фьюжн, я для этого делаю сольный проект. Т.е. все это не должно перекрещиваться. Это мой компромисс. Т.е. я в определенном бизнесе, у меня есть свои рамки, какие песни я могу записывать и как я должен это подавать. Но в любом случае я на 100 % выкладываюсь. Т.е. я никогда не делаю халтуру.

Если, предположим, на следующем альбоме Пиви предложит вариант музыки, который тебя каким-то образом не устроит, пойдешь ты на компромисс?
Дело в том, что я на протяжении уже 6 лет занимаюсь студийной работой, и записал компактов 30 (не считал) с различными командами и из них 90% это была черная работа на студии, за определенную сумму денег и мое имя даже не входило в буклет.

Ты стеснялся?
Нет, это было условием этой группы. Немногие музыканты хотят, чтобы считали, что он не сумел достаточно хорошо сыграть соло и для этого пригласил другого студийного музыканта. Поэтому многие команды отказывались…

Тебя это не обижало?
Нет, это работа, нормальная студийная работа, опять-таки бизнес. Я со многими большими именами и группами работал, записывал пластинки, и в принципе с RAGE наш контакт так и начался. GUN Records пригласили меня на запись компакта с группой RAGE как студийного музыканта. После того, как мы записали первых две или три композиции, Пиви со мной начал разговаривать, не могли бы мы заняться аранжиментом песен вместе… Некоторые песни мы начали по новой репетировать, смотреть, что мы можем сделать, как поменять форму. И после репетиций, после совместной записи в студии примерно 2-месячной работы мы заговорили о сотрудничестве. Я понял, что работа в RAGE - это то, что меня полностью устраивает и это то, чем я хочу заниматься, в этом стиле.

Я слышал, что Пиви - маленький тиран внутри своей собственной группы. Насколько это соответсвует действительности?
Нет, это злые языки. Пиви писал все песни, остальные музыканты практически ничего не делали. Естественно Пиви получал гонорар за авторские права и зарабатывал в 4 раза больше, чем все остальные музыканты. А с другой стороны, RAGE - это и есть Пиви, потому что все остальные музыканты пришли позже. А третья сторона - практически всю рекламу, все интервью делал только Пиви. Опять-таки не потому, что он запрещал, а потому что половина RAGE вообще не разговаривает по-английски: греки-братья, они по-английски вообще ни слова, не то что не говорят, ничего не понимают даже. И они никогда вообще ничего не хотели делать. Они приходили на репетицию, отыгрывали, занимались своим делом, получали каждый месяц на счет определенную сумму - а больше ничего и знать не хотели. Приходилось, в принципе, Пиви все делать. Он за все платил, все организовывал, - он и получал. Это нормально.

В последнее время становится все тяжелее и тяжелее разговаривать с молодыми группами, потому что они считают, что они, дескать, достигли уже практически всего. Вы с Пиви ведете себя совершенно иначе!
Да ну, задирать нос и строить из себя "звезду" - это просто смешно! Я вообще считаю, что смешно показывать что-то специально, потому что если ты что-то из себя представляешь, это и так все увидят, а лишний раз выпячивать грудь нет никакого смысла. Я думаю, чем меньше человек из себя представляет, тем выше он задирает нос. Как любой вахтер строит из себя директора. Мне повезло, я много играл во Франкфурте на музыкальной выставке и переиграл практически со всеми звездами - и практически не увидел ни одной наглой личности. Есть люди замкнутые, и со стороны может показаться, что что-то из себя строят, на самом деле это не так. Вот мы в турне, после месяца ежедневных концертов устаешь так, что не хочется говорить, хочется залезть в угол, в автобус посидеть, настроиться на концерт, и конечно, когда в этот момент стоит перед автобусом строй фэнов, автографы хотят, поговорить… Бывает иногда тяжело. Всем надо время для отдыха. Я думаю, это видно со стороны, по-настоящему выкладывается музыкант на сцене или строит из себя что-то.

Вернемся в твою юность… Такая семья, образование, ты мог бы остаться и заниматься музыкой здесь…
Карьеру профессиональную я начал в студии ПЕСНЯРОВ. Мулявин был друг детства моего отца. Мой отец прекрасно видел, что творится с эстрадой, он видел все "болезни", которые были в филармонии - единственном месте, где можно профессионально заниматься музыкой, и поэтому очень сильно мне сочувствовал, когда у меня что-то не получалось. И когда я получил первую возможность выехать в Германию на гастроли, он был очень сильно за меня рад...

Как вам предложили там остаться?
В студии ПЕСНЯРОВ мы организовали группу ИНСПЕКТОР и запели по-английски. Я считаю, что эстрадная музыка на английском звучит намного лучше. Классическая мне очень нравится на итальянском, на французском, а рок-музыка - на английском. Рок-музыка не звучит ни на русском, ни на немецком, ни на итальянском. Английский очень созвучен с рок-музыкой. Когда мы запели на английском, у нас появились огромные проблемы здесь - не было возможности ни на радио, ни на ТВ, концерт мы сделали один во Дворце спорта, первый и последний, очень хорошо прошел, но многим не понравилось, после чего пришел приказ в филармонию - или на русском, или никаких концертов. Для начала мы решили сделать пару концертов в Польше, и через Яроцин-фестиваль, очень серьезный рок-фестиваль в то время, мы получили приглашение на турне в Германию. После 2-месячных гастролей мы были замечены. Мы получили первый контракт на запись компакта с фирмой Ариола. Мы были так ошарашены, что записали от страха все песни за один день. Компакт был записан живьем за один день. В истории этой студии такого еще не было. 15 песен. Никто не верил, что это живьем, а мы и не доказывали. И на компакте не написали. Компакт выпустили, мы получили контракт на турне. Визы в Союзе пришлось ждать полгода, в турне мы опоздали и это было начало конца группы ИНСПЕКТОР. Контракт расторгли, новые фирмы заключать боялись. Не хотели рисковать. Но уровень наш был очень высок, мне предложили работу студийного гитариста. В '93 году вышла моя сольная пластинка. В то время я жил уже в Германии - рискнул, хотя это было не просто. Я остался один - остальные музыканты не могли бросить жен и детей. Большим испытанием были первые два года - ужасно тяжело. Разговаривал по-английскии, почти не знал немецкого.

Воспитанник нашей страны, нашей филармонии, как ты ощущал себя в западном бизнесе?
Поначалу я был довольно наивен, с одной стороны это мне помогло, с другой - многие на мне заработали. Я приезжал и записывал то, что записал бы немец за неделю - за два дня и за полцены. Но это также сделало мне хорошую рекламу. Проблем с работой не было, хотя поначалу опыта мне не хватало - таких студий, как там, здесь просто не было и нет.

У меня сложилось впечатление, что ты не только музыкант, а еще и, может быть даже в первую очередь, деловой человек. Как немцы приняли тебя в этом качестве?
Иностранцу заняться бизнесом, живя там, практически нереально. И мои друзья там удивляются, как я за 4 года смог добиться того, на что им потребовалось 10 лет. Я думаю, что бешеный энтузиазм и фанатизм, который во всех нас присутствует, очень сильно помогает. И это было мне интересно, это было то, чего мне здесь не хватало. Сидеть и как умалишенный заниматься на гитаре - в принципе, здесь я это и делал. Там я имею свою школу, много учеников, от которых я тоже подпитываюсь энергией. Продюсировать группы мне тоже интересно, потому что набираешься опыта, записывая группу в студии, лучше узнаешь возможности звука и записи. Это все помогает потом в моих работах. Т.е. любой бизнес, которым я занимаюсь параллельно, расширяет мой кругозор как музыканта. Я думаю, любой музыкант - наполовину музыкант, наполовину бизнесмен, по-другому невозможно достичь чего-то. Не зная этого бизнеса, не зная, что вокруг творится, теряешь реальность, а не зная реальности легко заблудиться. Поэтому очень интересно заниматься разными видами музыкального бизнеса. С другой стороны, то, что я стараюсь сейчас делать в Беларуси, продюсируя разные беларусские группы, записывая их тут и там, выпуская компакты - где-то я хочу помочь музыкантам отсюда. Помочь выбраться, дать какой-то шанс. Я прошел это сам и знаю, насколько это тяжело. Многим хорошим музыкантам просто не хватает силы воли и важно дать первый толчок.

Ты считаешь, у беларусских музыкантов есть шанс конкурировать с западными группами?
100 %, потому что в Беларуси очень много талантливых музыкантов. Великолепные идеи, прекрасная школа.

У тебя есть студия, в которой ты записываешь группы, ты также являешься музыкантом, который записывает для других групп какие-то треки, у тебя есть группа MIND ODYSSEY, также ты играешь в группе RAGE, у тебя есть гитарная школа. Отбросив ложную скромность, считаешь ли ты, что занимаешь серьезное положение в немецком музыкальном бизнесе?
Судя по всему, да. Во Франкфурт не приглашают гитариста играть сольные концерты, если он не входит в десятку, просто невозможно получить место для сольного концерта, если ты не стоишь в каталоге десятки лучших студийных музыкантов. Франкфурт - это не бизнес, это место невозможно купить. В принципе, когда я приехал в Германию, не ожидал, что получится так высоко забраться. Конечно, частичка везения присутствует, но та, сумасшедшая работа, которую я проделал за последние 5 лет… Практически за эти 5 лет - ни выходного, ни отпуска. Каждый месяц студийная работа, по полгода в турне.

Насколько тебя еще хватит?
Конца не видно. Ту энергию, которую я трачу на запись, я обратно получаю на концерте, ту энергию, которую трачу на учеников - получаю обратно от продюсерской работы. Мне повезло: то, что я делаю - это на 100 % то, что я хотел.

Дмитрий Басик

RAGE:

Статьи
Дискография


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher