ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
Дюша Романов: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 06.2002
Прислал: Denny
Источник: Дюша Романов "История АКВАРИУМА. Книга Флейтиста", 2001.

Вперед, флейтист!
(отрывочные мысли обо всем Андрея "Дюши" Романова)

Сразу хочу отвести от себя подозрение: никакого интервью у Андрея я не брала. Просто один периферийный поклонник "Аквариума", напавший на Ленинград и временами промышляющий журналистикой, захотел встретиться с Дюшей и уговорил составить ему компанию.
Предварительно по-митьковски подготовившись к интервьюшечке, мы топтались в некий летний вечер на ступеньках телевидения в ожидании Романова. Надо заметить, что на ТВ Андрей ошивался с не совсем обычной целью. По замыслу режиссера он играл роль ирландского народного героя Кухулина в сказке "Похищение быка из Куалинге" на музыку "Трилистника". Сам артист почему-то охарактеризовал свою роль в милой детской сказке так:
"...На Ирландию накинули цепи сухого закона, а я своим длинным и острым мечом их разбиваю".
Пятнадцатилетний перерыв в театральной деятельности, видимо, напомнил о себе - наш герой выглядел усталым и измученным. Но, превозмогая себя, он мужественно решил дать обещанное интервью. Тут мне идея показалась забавной: что-то я не помню даже в самиздате бесед с Дюшей, хоть он и один из основной четверки "Аквариума", основатель "Трилистника". На месте выяснилось, что мой периферийный друг подготовился к интервьюшечке недостаточно, предоставив мне полный простор для ремарок и вопросительных реплик. Там же, в квартире на Малом, выяснилось, что еще один человек неравнодушен к жанру интервью. Это оказалась жена Андрея, Галя Самсонова-Роговицкая. Без ее реплик наша встреча носила бы не такой теплый и дружественный характер.

А. Ч.: Какую музыку ты слушал тогда и теперь?
А. Р.: Ну, что говорить - перечень достаточно стандартный для всех людей моего поколения - начиная с The Beatles и кончая Jethro Tull. Я добавлю к нему эту чудную четверку: Crosby, Stills, Nash&Young. Это очень классно. Это люди, обладающие определенной магической силой, действие которой я видел на восемнадцатитысячном зале в Монреале, когда каждой следующей ноты люди ждали в абсолютной тишине.

А. Ч.: Но если слушать "Трилистник", то к тому же списку можно добавить какие-то группы типа Silly Wizard, Clannud, Ossian, сестер Collins, отчасти Stelay Spean.
A. P.: Когда я нишу музыку, я не ориентируюсь ни на какое западное название. Мне в одинаковой степени нравятся все шотландско-ирландские люди, вся эта чудная волна. Это вечное. Оно есть - не приходит и уходит - независимо от того, что в топе.

Периферийный поклонник: Вот ты не ориентируешься ни на какие группы, а как ты считаешь, Борис - плагиатор?
А. Р.: Борис, как любой нормальный художник, занимался сначала очень простыми вещами. Можно здесь начать с Пушкина, можно лезть еще глубже. Вся литература начинается для любого писателя в той или иной степени с плагиата. Что такое прозрение: тебе вдруг что-то понравилось, и в твоей душе родилась идея делать это ну хотя бы не хуже. Поэтому ты начинаешь с позиции своего знания, умения, сноровки этим заниматься, и волей-неволей часть концепции ты уже у кого-то забираешь, считая ее как бы своей. У Бори все очень просто. У него есть порой прямые переводы песен. Так это и хорошо - они переведены на русский хорошим стилем, хорошим языком. Нормальная песенная литература, ее приветствовать надо. Все наши великие люди этим грешили, и процент переводной литературы к общему объему творчества достаточно велик. Так и хорошо, потому что русский язык весьма сложен, но мобильнее иных европейских языков, поэтому может сохранять поэтику, динамику и музыку стиха, практически не искажая содержания, поскольку обыденный лексикон у нас шире. Если Борис этим и занимался поначалу, так и хорошо.
Г. С.-Р.: Когда я его спросила: "Что такое "Наверное, мой ревер сошел с ума"?" - он ответил: "Слушай, это какая-то переводная строчка, я не знаю, откуда она взялась".

П. П.: Ты говоришь, Андрей, "все великие люди". Значит, ты считаешь Бориса великим?
Л. Р.: Для того времени, когда он пел здесь и делал здесь вместе с частью людей, которые называются "Аквариум", что-то. Это весьма немало и, мягко говоря, это уже за гранью такого нормального жизненного подвига, и, в общем-то, и самопожертвование совершенно непонятно на алтарь чего. В те времена было абсолютно неясно, к чему стремиться. Одно это уже подразумевает гениальность человека. Да и достиг он немалго. В принципе, я не знаю у него ни одной песни, которая могла бы мне чем-то прийтись чисто по творческим соображениям. Может быть, концептуально меня это не всегда устраивало, но это другой вопрос. А Борис сложился как точно гениальный человек, который, более того, имеет массу последователей. С таким же успехом я могу Кинчева обвинить в плагиате у Гребенщикова и у "Аквариума" и кучу других музыкантов. Это нормально, это бесконечная цепь - мост из обезьян, когда мы все держимся друг за друга, один - за голову, другой - за ноги; в результате получается совершенно живой мост, по которому можно идти до своего моста в этой цепи и занять его. А Борька не плагиатор, хотя, бесспорно, откровенно этим занимался. И не надо стыдиться. По гармоникам многие песни похожи на что-то: на Боба Марли, например, любой его реггей. Опять же неплохо. Любая группа, которая сейчас вдруг совершенно неожиданно запоет с интонациями The Beatles, я уверен, окажется в топе, если это будут молодые красивые мальчики. В рок-н-ролле, реально существующем на Западе, все славянские начинания неинтересны вообще. За это первым делом не берутся продюсеры. Мы - это последний пример. До этого были Чехословакия, Польша. Все их очень яркие, очень эмоциональные музыканты оказывались обратно у себя на родине, потому что нигде на Западе рок-н-ролл, даже англоязычный, не нужен, если он сделан не в Штатах или Англии.

А. Ч.: А как же, например, "Звуки My"?
А. Р.: А ты считаешь, что они там чего-нибудь добьются?

А. Ч.: Зачем же ими Брайан Ино занимается?
А. Р.: Потому что он любит помогать бедным и грязным. Это для него нормально. Я не хочу сказать плохого слова в сторону "Звуков", но у Ино просто такое отношение, ему так интересно. Пластинка "Звуков" и не рассчитана на коммерческий успех.

Дискуссию прервал Периферийный Поклонник: Вот вы о "Звуках" упоминали, а как ты Radio Slence оцениваешь?
А. Р.: А мне нравится! С музыкальной точки зрения - блестящий альбом. Насчет текстов не буду спорить - с текстами получилось более странно. Но даже и по текстам - это по-своему гениально-наивно. Другой вопрос, что пластинку можно было бы записать в другое время, пусть и теми же силами. Ее надо было выпустить сразу, как все это закрутилось. Протянули полтора года, и она устарела. Но все равно: мне она нравится.

П. П.: А почему БГ поехал в Штаты один на запись?
А. Р.: Проект был подписан Гребенщиковым! на запись музыки! при определенных условиях! с правом выбора музыкантов, какие ему сейчас мечтаются, ну и с кем он сможет договориться. И нет ничего странного в том, что он записал пластинку целиком с ненашими музыкантами. Из коллектива, к несчастью, задействованы только я и Саша Титов.

П. П.: А как вообще работать с Борисом? Тяжело?
А. Р.: Что значит "тяжело"?! Существует уже такое многолетнее понимание, когда не надо ничего объяснять.
Что значит "тяжело работать"?! Вы сами создаете себе кумиров, от которых потом не можете откреститься! Гребенщикова изобрели исключительно советские средства массовой информации. Потому что есть коллектив "Аквариум", коллектив людей, которые постоянно занимались чем-то одним, генерировали эту идею совместно. И даже Борису порой неудобно, что на него все эти венки надевают, чего ему, в общем-то, совсем не хочется. Он живой человек, со своими проблемами, как и любой из нас. И все. И не надо на эту тему думать. Так что легко или тяжело - бредовый вопрос.

Несмотря на гневную отповедь, пытливый перифериец продолжал задавать странные вопросы, которые меня если и интересовали в глубине души, задать я бы не сочла возможным: Гордишься ли ты тем, что играешь в "Аквариуме", или тем, что в "Трилистнике"?
А. Р.: Тоже странный вопрос... Я вот горжусь, что у меня есть семья, дети, этим я точно горжусь. Остальное - это мой способ жизни. Я живу этим, дышу, понимаю это. Чем же гордиться-то?

Чтобы разрядить обстановку, мы решили поговорить о "Трилистнике".
А. Р.: Название "Трилистник" - это тоже, в общем, притча. Идея неожиданно пршла всем в головы и закрепилась этим словом.

А. Ч.: А к "Поющему трилистнику" это имеет отношение?
А. Р.: К гербу Ирландии? Косвенное. Это скорее совпадение.
Г. С.-Р.: Это "Адидас".
А. Р.: Да, некоторые жены утверждают, что это "Адидас". Хотя, конечно, это не заячья капуста, это нечто иное. Цветочек такой славный, о трех лепестках. Очень мудрый цветочек, древний. Название "Аквариум" больше принадлежит истории, чем настоящему. Поэтому даже несколько лет назад у нас была идея поменять название, поскольку эта фамилия сама себя исчерпала. Но мы несли ответственность перед слушателем, перед теми, кто хочет чего-то дальше и дальше. Качественно мы уже менялись очень много раз, а, соответственно, вместе с качеством должна меняться и внешняя форма, то есть вывеска в нашей ситуации. Это коллектив, с начала семидесятых реально совершенно возникший и реально же просуществовавший до конца восьмидесятых. Не многовато ли? По-моему, уже многовато, и так, в общем, перебор большой. Хотя идей еще очень много и хочется что-то делать. И с "Аквариумом", и с "Трилистником". "Аквариум" - это ателье, а "Трилистник" - одно из ответвлений этого большого ателье. Я ведь песни писал много-много лет. В первой программе были собраны вещи буквально за пятнадцатилетие.

Перифериец: И серьезно ты относишься к "Трилистнику"?
А. Р.: Да, я собираюсь этим заниматься, пока жив. Пока мне пальцы не сломал кто-нибудь, голову не проломил или свинца в горло не налил.

Перифериец: И долго собираешься продержаться?
А. Р.: Так пока жив! Я думаю, что любой из пас в состоянии это себе позволить. Другой вопрос, что не надо зарекаться. Может, я полгода проживу, и через полгода мне такая мысль забавная в голову придет, что я все брошу и займусь чем-то другим.

А. Ч.: Один из твоих музыкантов сказал, что "Трилистник" создан специально для маленьких залов.
А. Р.: Да, я согласен. Мне действительно пока не очень нравится большая аудитория, хотя мы можем играть и там. Мы - камерный коллектив. По состоянию - то, с чего начинал "Аквариум" и к чему он в конечном итоге пришел.

А. Ч.: Но ведь Боря возвращается...
А. Р.: А уже все, уже поезд ушел. Уже есть группа, и остановить ее может только какая-то наша чудовищная физическая смерть, физическое отсутствие в этом пространстве. Пока мы есть - будут и "Аквариум", и "Трилистник", и у Славки Егорова своя группа, и Сева скулит, что-то ищет между теннисом и виолончелью, иногда в принципе предпочитает виолончель.

Собственно, так о музыке можно было говорить вечно. Но по телевизору началась очередная серия "Место встречи изменить нельзя". Мы уткнулись в экран, и речь, естственно, зашла о митьках:
Перифериец: Какие у тебя с ними отношения?
А. Р.: Нормальные, хорошие такие. Мне очень нравится эта группа художников, она по-настоящему не зависима ни от формы, ни от содержания. Они наполнены воздухом и христианской верой, которая подкупает и заставляет задуматься. Они не претендуют на изящество и вычурность, на очень серьезную глубину мысли. И именно этим они добиваются такого потрясающего понимания происходящего, столь ясного, естественного, доходчивого, что поражает сразу же. Они, несмотря ни на что, человечные и душеутверждающие. В отличие от, может быть, очень талантливого, вычурного, но все-таки заумия всех остальных ленинградских известных групп. И главное, они очень долго пытались быть немодными. Но сейчас, вопреки себе, они стали потрясающе популярны и весьма модны.

А. Ч.: Сейчас любая цельная мифология создает популярность сама по себе.
А. Р.: Но ведь Шинкарев это не на пустом месте придумал. Самое главное - когда художник касается мифологии, потому что это связывает времена друг с другом. Это то, что и есть жизнь человеческая: когда есть ощущение прошлого, неуходящее и постоянное осмысление будущего, которое еще не пришло. У митьков в этом смысле связь прямая и самая живая, трепетная, в отличие от всех других групп.
Г. С.-Р.: И об этом поет "Трилистник".

А. Ч.: А митьковская философия как понятие существует?
А. Р.: Да это не философия, а нормальное человеческое, что есть в каждом из нас.
Г. С.-Р.: Любой человек суть философия. Это нормальное слово, не придавай ему значения.

А. Ч.: Я не понимаю, это интервью или меня чему-то учат?
Г. С.-Р.: Я тебя учу, как обычно, как правильно отвечать на вопросы.
А. Р.: Мне трудно утверждать, митек ли я, поскольку я реально никогда не принадлежал ни к одной из известных мне группировок. Это в конечном итоге закрепощает, а закрепощение ведет к достаточно усредСGнному мироощущGСию уже с позиции этики или, может быть, эстетики той группы, которую ты представляешь. Интереснее быть свободным.

А. Ч.: Последний музыкальный вопрос: ты слушаешь молодые группы?
А. Р.: Да, но, к несчастью, сейчас меньше, но не в силу собственной лености даже, а в силу условий каких-то: было время - магнитофон украли. А серьезно...
Г. С.-Р.: Неправда, ты не слушаешь, потому что они тебе неинтересны, ты сам об этом сказал.

А. Ч.: Я очень плохо понимаю, кому задают вопросы?
Г. С.-Р.: Я отвечаю, потому что знаю. Я хочу, чтобы это интервью было честным. Он на них не ходит, а когда я рассказываю - не слушает.
А. Р.: Это дурно, когда не дают ответить. Я тогда выхожу из разговора вообще, раз мне не дают слова. Странно. Чистый кухонный бандитизм. Когда жена с мешалкой набрасывается на бедного полупьяного мужа и наносит ему самые серьезные душевные травмы, не имея на это в принципе никакого права. Молодые группы - дело интересное, но за последние годы я ничего интересного для себя не слышал. Последнее мое реальное открытие - "Ноль", но это уже сложившийся коллектив, обретший почву под ногами.

А. Ч.: А что дальше-то будет? У тебя есть цель?
А. Р.: Конечно. Чтобы дочка выросла развитым, здоровым человеком, чтобы ей было чем дышать и что есть; чтобы семья не спилась; чтобы пол не рухнул под нами или потолок над нами; чтобы милиционеры руки не выламывали; чтобы на лестнице морду не били... Такие вот очень мирские желания, а на остальное есть голова, что, в общем-то, от нас не совсем зависит.
Г. С.-Р.: Чтоб коньяк был дешевый!
А. Р.: Да, по три или даже по два пятьдесят.
Г. С.-Р. и А. Р. (хором): Так и напиши!

Отрывочные мысли сводила в целое А. Черниговская
Рокси-экспресс, 1989 год

Дюша Романов:

Статьи


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher