ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
SENTENCED: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 01.2008
Прислал: Ad
Источник: Rock Oracle #2, 2005

Интервью с Сами Лопакка (2005)

Шестнадцать лет - это много или мало? Как бы то ни было, этого достаточно, чтобы выносить мысль о самоубийстве. По всей видимости, участники финской группы Sentenced, мечтая о свободе после смерти, задумали совершить самоубийство коллективное и устроить себе пышные проводы: выпустить последний альбом, DVD и отправиться в прощальный тур по Европе. Похоже, пляски на собственной могиле оказались не слишком веселым занятием. Гитарист Sami Lopakka крайне сдержанно поведал нам грустную историю о том, что в Финляндии стало одной группой меньше.

RO: История Sentenced достаточно длинная. Канне вы сделали выводы, чему научились?
Sami:
Наш путь был долгим, группе шестнадцать лет. Настало время положить всему конец. Произошел некоторый конфликт; мы прекращаем существование, трудно было принять решение, обдумывание заняло много времени. Вывод, к которому мы пришли/w то, что так будет лучше для группы и для людей, слушающих нашу музыку. В данной ситуации так будет лучше для всех. В таком случае то, что мы покидаем сцену - довольно уникально, мы как бы хороним группу.

RO: Насколько трудно было принять решение о распаде?
Sami:
Да, было трудно. Обдумывание всех вещей, связанных с группой, заняло полтора года. Нам пришлось осуществить путешествие в самих себя и решить, что важно в жизни, что же лучше сделать с Sentenced. Мы всегда хотели делать музыку, иметь группу и были заняты Sentenced на сто процентов. Это все, что у нас было. Теперь стало невозможно приносить столько жертв, сколько требует группа, но это необходимо, чтобы удерживать ее на плаву до самого конца. В конечном счете, это нам тяжело далось, и весь последний год был очень эмоциональным для всех нас. И в конце концов настал конец всему. ("Игра слов," - подумалось мне.)

RO: Я читала, что, уходя, вы хотите остаться на вершине успеха. Считаете ли вы, что уже полностью проявили себя? В этот момент связь между Россией и Финляндией безнадежно испортилась, поэтому единственное разборчивое предложение звучало так:
Sami:
Мы могли уже начать повторять самих себя в музыке...

RO: Пришлось попросить Sami перезвонить и поспешно искать потерянную нить разговора.
Итак, мы обсуждали ваш распад. Пожалуйста, расскажите подробнее о его причинах.
Sami:
Причины самые разные. Как я сказал раньше, это трудное решение надо было принять. Группа стала требовать слишком много жертв от всех нас; есть же еще личная жизнь и дети. Становилось все труднее и труднее постоянно находиться вдали от дома и приносить все эти жертвы. Хотелось бы сохранить Sentenced, не прибегая к каким-либо компромиссам, полностью посвящая себя группе. Мы пришли к выводу, что нужно сделать наш прощальный альбом для самой группы и наших фэнов как итог всех этих лет. По-нашему, это особенное окончание, мы надеемся, что люди уважают наше решение и такой способ попрощаться.

RO: Вы стали записывать альбом до или после решения?
Sami:
Вообще, мы все обдумывали во время написания песен. Это было прошлым летом. Мы засели в студии в октябре и знали обо всем до записи и даже до того как все произведения были написаны. Для последних песен мы пытались найти что-то особенное, и в то же время сделать их прощальными. В завершение нелегкой работы труды были вознаграждены.

RO: Было ли другое рабочее название альбома?
Sami:
Нет, вообще нет. Когда мы начали заниматься альбомом, придумали название "The Funeral Album", подходящее ко всему, что мы делали раньше и выражающее некоторое чувство юмора группы. "The Funeral Album" было единственно возможным названием для альбома, в этом случае никакого другого не предвиделось.

RO: Как отреагировали менеджер и рекорд-компания?
Sami:
Рекорд-компания, конечно, не была очень рада распаду Sentenced, потому что мы одна из их главных групп. Когда мы объяснили, что побудило группу к решению, они стали его уважать, поняли, поддержали нас и сделали все, что могли, чтобы этот "последний раз" стал особенным и для них. Они помогают нам с "похоронами".

RO: Чем вы собираетесь заниматься в будущем?
Sami:
Я лично?

RO: Например, вы.
Sami:
После последнего концерта я сконцентрируюсь на написании книги. У меня давно появилась эта идея, я написал около сотни страниц, просто не было времени закончить эту книгу. Постараюсь подготовить ее к осени и посмотрю, что из этого получится и что произойдет дальше. У меня нет никаких особенных планов относительно музыки. Возможно, потом снова займусь проектами, группами, работой в студии, продюсированием, но пока не знаю. Наверное, это будет что-то, связанное с музыкой, ведь когда занимаешься ей почти всю свою жизнь, уже не можешь остановиться.

RO: Знаете ли вы что-нибудь о других участниках группы?
Sami:
У Ville есть другая группа, Poisonblack, их второй альбом будет выпущен в конце этого года, так что Ville сотрудничает с этой группой. Sami Kukkohovi, наш басист, занимается группой Solution 13, думаю, он будет продолжать с ней. Я, Miika и Vesa пока просто занимаемся "похоронами" Sentenced, у нас нет особенных планов сейчас. После перерыва мы решим, чем заняться.

RO: Какие позитивные и негативные впечатления остались у вас от живых выступлений?
Sami:
Конечно, здорово играть, когда аудитория обращена к музыке, видит группу, оценивает ее, наслаждается музыкой и будто тонет в ней. Это замечательно, играть перед такой аудиторией.
А негативная сторона в гастролях, сами шоу сами по себе - весьма положительная вещь, но это всего лишь пять-десять процентов. Все, что остается внутри, в основном, дерьмо и негатив, иногда даже безумство. Для нас было очень тяжело находиться в туре. Реальная жизнь останавливается, а ты существуешь наполовину: все еще дышишь, но не живешь. Очень тягостно жить пять-шесть недель в автобусе, постоянно ездить, ждать вечера. Потом ты теряешься и уже не понимаешь, чего же ждешь и зачем, становишься будто зомби. Я всегда это ненавидел.

RO: Его настроение начало передаваться мне. Живо представились полубезумные участники Sentenced, снующие по автобусу в поисках смысла жизни.
Вы рассказываете ужасные вещи. Такое впечатление, что вы живете в коробке.
Sami:
Ха-ха,

RO: Вы приготовили прощальный тур, да?
Sami:
Да, но пока мы не знаем точно насчет шоу. Скорее всего, в основном это будут большие европейские фестивали, чтобы охватить как можно больше народу. Но мы уже знаем, что самый последний концерт Sentenced будет в нашем родном городе в Финляндии. Подразумевается очень длинный клубный концерт, во время которого будет проводиться запись DVD. Мы сделаем "подарочные" концерты, особенные для нас и, надеюсь, для слушателей.

RO: Вы, наверное, в Россию не приедете?
Sami:
По крайней мере, по этому поводу ничего не обсуждалось. Наш менеджмент рассматривает разные предложения, но, к сожалению, вряд ли это возможно.

RO: Жаль. Собираетесь ли вы делать сборник лучших песен?
Sami:
Сейчас нет. Если спрашивать об этом группу, я думаю, ответ всегда будет: "Нет". Может, будет сборник в будущем, но это ведь не новые песни, поэтому нас это не интересует. Это часть работы рекорд-компании. Мы поймем, если они захотят сделать компиляцию, но нас это не особенно заботит. Нашими последними релизами будут "The Funeral Album" и live-DVD "Buried Alive".

RO: Возвращаясь к The Funeral Album. Это ваш любимый альбом Sentenced? Если нет, то какой?
Sami:
Трудно выбрать конкретный, каждый особенный. Пока я внутри группы, мне трудно выделить какой-то один. Конечно, последний уникальный в том смысле, что это самая высокая точка горы, на которую мы забирались в течение многих лет. И это наивысшая точка нашего музыкального прогресса. Может быть, через пять лет я смогу выбрать один или два альбома. А пока каждый для меня особенный по-своему и со своими специфическими чертами.

RO: Почему вы пригласили детский хор для записи?
Sami:
У нас появилась такая идея, когда мы придумали песню. Жак сказать, если в голову приходит очень агрессивная песня или даже жестокая, то ты думаешь, что хорошо бы сделать в ней какой-то контраст, чтобы чувствовалась не только агрессия и брутальность. Лучшим способом показать такой контраст в нашем случае оказалось добавление чего-то такого невинного и сладкого. Мы пришли к заключению, что детский хор - то, что надо. Он фантастическим образом передал задуманное и поднял песню на новый уровень.

RO: Слишком много жестокости для бедных детей. Как они себя чувствовали?
Sami:
Ха-ха-ха. Для них это не было плохим опытом. Им очень нравилось там находиться (в студии, видимо - прим. RO). Жестокость в лирике песен, конечно, не направлена на детей. Это песня о мщении, и тут просто нужен элемент невинности. Собственно хор состоял из девочек лет десяти-двенадцати, которые бегали по студии. Все это было странновато, но все равно очень здорово.

RO: Вы правда использовали ложки во время записи, или это шутка?
Sami:
Да, мы использовали много всякой чепухи. Хотелось разнообразить студийную атмосферу и сделать что-то непохожее на то, что было раньше. Мы использовали практически все, что могли, например, сжатый воздух, играли на всяких вещах, таких, как ложки, тарелки, молнии, да все, что нашли. Хотелось, знаешь ли, разнообразия, чего-то нового, чтобы было не так, как обычно.

RO: Как правило, группы не любят вопросы о названии, я знаю. Но не кажется ли вам, что название Sentenced стало символом, будто вы все были приговорены с самого начала?
Sami:
Да, можно и так посмотреть на это. В самом начале Sentenced мы были молодыми глупцами, которые ничего не знали ни о чем. Тогда мы не видели особого значения в названии. Постепенно оно выросло во что-то, что очень хорошо закрепилось за смыслом песен, которые мы играли. Идея такова: жизнь - это длительный приговор, а смерть - свобода, способ вырваться из этой тюрьмы. Так что к такой музыкальной концепции это название очень подходит.

RO: Вы действительно думаете, что смерть - это свобода?
Sami:
Да, я так думаю. Смерть - это что-то очень естественное, безусловно, часть любой жизни. Когда ты помнишь, что однажды умрешь, наверное, понимаешь, что живешь один раз и должен взять от нее как можно больше, пока еще не поздно. Я даже надеюсь, что нет второй жизни, жизни после смерти или чего-то в этом роде. А потом - свобода.

RO: И так грустно стало, что встала необходимость сменить тему.
Хорошо, давайте поговорим о молодых финских группах. Какие-нибудь наиболее понравились вам за последнее время?
Sami:
Я не слишком слежу за финской сценой или за какой другой. Особенно в последнее время, когда мы занимались записью альбома, после которой я предпочитаю слушать тишину дома. Но, кажется, что появляется очень сильная метал сцена, группы из нашей маленькой страны становятся известными в мире. Замечательно, что подобное происходит на финской сцене, но я не много знаю об этом.

RO: Так что тишина для вас - лучшая музыка.
Sami:
Да, она мне нужна, и я рад слушать ее, когда это только возможно.

RO: И последнее. Какой самый ужасный вопрос был из тех, что вам когда-либо задавали журналисты?
Sami:
Дай подумать...Э-э...Они задавали очень много вопросов. Один парень как-то начал интервью, спросив, не гомосексуалисты ли мы. На самом деле, это был последний вопрос.

Светлана Руцкая
Благодарим компанию "ФОНО" за помощь в организации этого интервью

SENTENCED:

Статьи


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher