ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
SEPULTURA: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 08.2003
Прислал: Илья Гнатюк
Источник: журнал "М" #1, 1999

Макс Кавалера: автобиография (1999)

Пролог

Я не интересовался музыкой до тех пор, пока не умер мой отец. В год, когда он умер, мне исполнилось девять лет. Пока отец был жив, жизнь казалась мне спокойной и беззаботной. Я был счастливым ребенком. Смерть отца стала самой большой трагедией моего детства. Он умер на моих руках от сердечного приступа. Я был рядом с ним когда его везли в больницу; я ждал его там, в больнице, пока ему делали операцию. Но он умер. Он был еще так молод, всего сорок один год. Почему он умер? Ведь он был моим лучшим другом! Тогда мне казалось, что отец будет жить вечно: он увидит как я росту, он будет рядом, когда я закончу школу. Он увидит, как я возмужаю и стану мужчиной. Но он умер… Его смерть стала для меня огромным разочарованием в самом начале жизни. После его смерти я взбунтовался. Взбунтовался против всего: богатых детей, полиции, общества…

Глава I

Я вырос в небольшом промышленном городке Белло Оризонте. Наша семья не была богатой, скорее наоборот - мы жили в бедности. Мой отец работал с утра до вечера чтобы обеспечить нас самым необходимым: едой да крышей над головой. По сравнению с моей нынешней семьей, семья моих родителей была небольшой: я, брат Игорь, сестра и родители.
Мы с Игорем проводили вместе большую часть нашего времени. Мы вместе ходили в школу и играли в футбол. Игорь рос тихим, спокойным ребенком, в то время как я был всегда лидером. Оно и понятно - я был страшим в семье, и Игорь во всем старался походить на меня. Обычно братья не очень-то дружат друг с другом: я вспоминаю другие семьи. Но мы с Игорем почти никогда не дрались, мы были вместе и представляли единое целое.
После смерти отца мне пришлось устраиваться на работу чтобы прокормить семью. Я перепробовал несколько работ: я продавал пластинки, но меня уволили, я работал на обувной фабрике и даже шил шляпы.
Смерть отца полностью изменила нашу с Игорем жизнь. Мы взбунтовались. Мы не могли смириться с его потерей. Мать устраивала нас разные школы - мы учились даже в военной и религиозной школах. Но все напрасно. Учиться мы больше не хотели. Именно тогда в нашей жизни появилась музыка. Мы больше не были теми беззаботными счастливыми детьми, и только музыка была нашим единственным другом.
Если нас останавливали на улице без удостоверения личности, нас забирали в полицейский участок. Мы превратились в параноиков, которые перед уходом из дома твердили себе: "Возьми удостоверение личности!" Всякий раз, когда на улице показывался патруль, все разговоры замолкали. Все с напряжением ждали что же произойдет дальше. Мы жили в стране третьего мира. Вспомните фильмы про Сальвадор, Чили или Аргентину начала восьмидесятых. В те годы Бразилия мало чем от них отличалась. Тогда все казалось неправильным. Мы даже придумали поговорку: "Самый страшный черт - это полицейский. Черт тебя накажет после смерти, а полицейский - прямо сейчас!" Полицейские хватали тебя и держали в участке целые сутки. Меня самого задерживали дважды. Но мы выжили.

Глава II

Первой рок-группой, которую мне довелось услышать, были QUEEN. Шел 1981 год. Это был большей концерт на футбольном стадионе в Сан-Паулу, куда нас Игорем взял наш кузен. Это было нечто! Концерт напоминал футбольный матч. После шоу я понял, что хочу заниматься музыкой всю свою жизнь. Я хотел стать музыкантом, я хотел стоять в свете больших прожекторов, играть громкую музыку и видеть впереди себя бесконечную ревущую толпу. Так я узнал KISS, VAN HALEN, BLACK SABBATH и IRON MAIDEN. С годами музыка, которую я слушал, становилась все тяжелее и тяжелее. К тому времени, когда я собрал SEPULTURA, я уже слушал VENOM и VOIVOD.
В те годы в Бразилии было очень сложно достать все эти металические пластинки. Многие группы находились на маленьких фирмах и имели плохую дистрибуцию. Я помню, мы приходили в музыкальный магазин и покупали кассеты записанные с пластинок. Пластинки нам были не по карману. Порой мы даже не видели обложки альбомов, которые мы покупали. Следует ли говорить, что я даже и представления не имел, как выглядели сами музыканты? Лишь несколько лет спустя я обнаружил, что некоторые музыканты носили длинные волосы и кожаные куртки, а некоторые были с "ирокезами" и именовали себя панками. Кстати, в самом начале мы в SEPULTURA как раз и соединяли эти два стиля: death и punk. Тогда подобное мало кто делал, но мы смешивали эти стили уже в начале 80-ых.

Глава III

Игорь был прирожденным барабанщиком. Он играл на барабанах вместе с другими ребятами на футбольных матчах. Таких барабанщиков собирались целые команды, до тридцати человек, и Игорь был самым младшим из них. Его все любили: он был самым маленьким и играл на самом маленьком барабане. Уже тогда я знал, что Игорь станет барабанщиком. Он был лучшим среди своих ровесников.
Я же решил, что стану гитаристом. Мне не нравилась бас-гитара и я не любил пианино. Итак, я взял в руки гитару и принялся извлекать из нее шум. Порой мне удавалось извлекать настолько умопомрачительные звуки, что мои друзья начинали твердить, что из меня может стать хороший гитарист. Только вот подучиться малость было бы неплохо. И я всерьез решил научиться играть. Тем не менее, к моменту, когда мы начали играть с SEPULTURA, мое гитарное мастерство оставляло желать лучшего, ха-ха! Это было начало: я не знал как настраивать гитару и я не знал как брать аккорды. Но гитара стала моим оружием, и даже не умея на ней играть, я мог извлекать из нее громкие звуки. Настолько громкие, что люди хватались за уши. И я знал, что я был на верном пути. Не важно, что обо мне говорил люди: я упорно продолжал играть.
Поначалу наша мать думала, что музыка - это всего лишь наше очередное увлечение, которое скоро пройдет. "Попомните мои слова," - говорила она нам, - "через пару месяцев вы забросите свои инструменты и снова пойдете работать!" Но время шло, прошел целый год, а мы все играли и играли. Играли с ночи до утра. И вот однажды мать позвала нас с Игорем и сказала: "Я хочу, чтобы вы знали: я не буду заставлять вас заниматься тем, к чему не лежит ваше сердце. Но, если вы хотите стать музыкантами, то уж постарайтесь стать лучшими. И не смейте приходить ко мне и говорить, что музыка вам надоела!" Именно так она и сказала. С того дня мы поняли, что уже не сможем бросить музыку.
Мы продолжали играть, и это было просто здорово! Мы очень старались, и день за днем наше мастерство росло. Для большинства музыкантов в нашем городе музыка была скорее развлечением, но для нас с Игорем она стала жизнью. Мы хотели стать профессиональными музыкантами и зарабатывать музыкой на жизнь. Я любил рассматривать музыкальные журналы, и когда видел на их обложках ДжиммРфПейджа фРли Сида Вишеса, то бежал к матери и кричал: "Смотри, мама, когда-нибудь и я буду на обложке журнала!" Мать смеялась и приговаривала: "Ну, что ж, сынок, давай, докажи это!"

Часть IV

Чтобы сделать первую татуировку я продал свою коллекцию альбомов KISS. Тогда мне было всего двенадцать лет. Сейчас этой татуировки уже нет на моем теле: на ее месте красуется новая. А та татуировка изображала дракона, который потускнел и выцвел уже через пару лет.
А на деньги, заработанные на обувной фабрике и сэкономленные на школьных обедах, я купил свою первую гитару. Я помню, мы ездили в школу на школьном автобусе. Мы выпрыгивали на ходу как раз перед школьной остановкой, и таким образом, не платили деньги за проезд. Это было рискованным занятием: если тебя ловили, то били до посинения! Я попадался несколько раз, но сэкономленные деньги того стоили. Так, на деньги с неуплаты проезда, сэкономленные на обедах и заработанные на фабрике я купил первую гитару, которая скорее напоминала полено нежели музыкальный инструмент.
Этот кусок дерева даже трудно было назвать гитарой. Всякий раз после игры я обнаруживал мелкие занозы впившиеся в мои пальцы. Все вокруг смеялись, но мне было не до смеха. Мы прозвали ее "гнилушкой". И все же это была моя первая гитара! И я любил ее. Вскоре я захотел купить новый инструмент и продал эту гитару одному чернокожему парню, который играл в Бразильской панк-группе. Много лет спустя я попытался выкупить гитару назад. Я знал, что парень все еще живет на прежнем месте. Но тот не согласился ее продать: SEPULTURA стала уже известной группой, и гитара была ему дорога как память. Я предлагал немалые деньги, но парень остался непреклонен. Тогда я сказал: "Ладно, раз ты не хочешь продать мне гитару, сохрани ее в целости и сохранности. Береги ее, ведь это очень особенная гитара!" Я знаю, что он хранит ее до сих пор.

Глава V

С первого состава SEPULTURA остались лишь я и Игорь. Мы начали производить шум и вскоре оказались на клубных фестивалях. Всякий раз, когда мы выступали, в клубе начинало происходить нечто ужасное: то тут то там вспыхивали драки. Именно благодаря беспорядкам на наших концертах мы и стали известными всему городу. Мы совершенно не умели играть, и люди было правы: мы были самой плохой группой в городе! Но на наших выступлениях царила атмосфера SEX PISTOLS, и люди все приходи Рх хР ли и приходили чтобы посмотреть на нас. Они знали, что увидят нечто большее, чем обыкновенный концерт. Шоу других групп мало чем отличались друг от друга: они были заурядны и мало интересны.
Наше первое турне запомнилось мне на всю жизнь. Мы впервые были свободны и могли делать все, что нам заблагорассудится! Я вспоминаю, как мы без конца повторяли друг другу: "Парень, тебе больше не надо работать на фабрике! Ты крут!" И не важно, что условия, в которых мы жили, были просто ужасными: мы были счастливы спать под сценой без куска хлеба в кармане. Ведь мы играли музыку! Мы были самыми счастливыми людьми в мире! Школа выживания, в которую превратилась тога наша жизнь, казалась нам увеселительной прогулкой. Честно говоря, тогда мы испытали больше радости чем за все последующие годы. Мы были подростками играющими музыку. Вряд ли может что-либо сравниться с теми чувствами, которые испытывали мы!
Мы репетировали семь дней в неделю. С нами в одной комнате репетировала группа MUTILATOR. Ребята из этой группы играли лучше нас, и мы учились у них. Мы не нуждались в профессиональных учителях, мы сами учили друг друга. "Платить деРцги за музыкалцРую школу? Еще чего!" твердили РшРчмы себе и были счастливы.
шР Название SEPULTURA появилось еще во времена, когда я учился в школе. Я купил дешевый Англо-Португальский словарь и переводил названия и тексты песен "металических" альбомов. Мне всегда было интересно, о чем же поется в песнях, поэтому я не ограничивался лишь музыкой. Однажды я переводил песни с альбома MOTORHEAD "Another Perfect Day". На альбоме была песня "Dancing On Your Grave". Когда я перевел название, английское слово "grave" превратилась в бразильское "sepultura". Я написал это слово на клочке бумаги и показал его остальным ребятам. Все сказали: "Хорошее название для группы!" На этом и порешили. С тех пор наша группа стала называться SEPULTURA.
Первые тексты наших песен я тоже писал при помощи словаря. И еще мне помогал мой друг, учившийся в университете. На первых наших альбомах вы найдете множество ошибок и неточностей, но ведь это нормально. Это было начало, первые шаги.
SEPULTURA была частью новой волны Бразильских групп игравших агрессивный metal. Мы больше не играли музыку в стиле IRON MAIDEN, мы переросли ее и увлеклись творчеством VENOM, VOIVOD, HELLHAMMER и CELTIC FROST. В то время подобную музыку играло в Бразилии не более десяти команд. А еще тогда был популярен hardcore. Этот стиль был даже популярнее метала! Мы любили hardcore и немелодичный metal. Мы находились где-то посередине, мы не принадлежали традиционной Бразильской метал-сцене. Итак, на начало 80ых в Бразилии были популярны heavy metal, speed metal и hardcore.
В самом начале мы хотели быть самой агрессивной, самой быстрой и самой тяжелой группой в мире. У нас не было своих идей, поэтому мы ставили ставу на скорость. Мы всего лишь копировали то, что было уже сыграно другими. Позже мы пришли к выводу, что SEPULTURA может представлять из себя нечто большее. Нам уже не надо было оставаться самой быстрой группой в мире, нам больше не надо было быть самыми агрессивными. Ведь мы могли стать самой интересной группой из Бразилии, и мы ею стали!

Эпилог

Я искренне верил, что мы сможем выбиться. Тогда, в те далекие годы, нам без конца твердили, что мы не умеем играть, что мы - самая плохая группа в городе, что мы - полное ничтожество. Если бы мы не верили в Рщ щР себя, то ничего бы не было.
Больших результатов не добиться без веры. Я верил в нас, верил всем сердцем.
Легко было сломаться, но мы выстояли. Юношеский задор и тщеславие - вот, что заставляло нас идти вперед. Больше всего нам хотелось ездить по миру, играть музыку, быть группой. Любовь к музыке подсказывала нам, что мы были на верном пути. Юные годы, амбиции... Сейчас в это трудно поверить. Все это было так давно, все еще было впереди. Если бы нам тогда сказали, что мы станем знаменитыми, мы бы рассмеялись. Тогда мы могли об этом лишь мечтать. А мечты... мечты когда-нибудь должны сбываться!

Дмитрий Басик

SEPULTURA:

Статьи


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher