ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
ТЕЛЕВИЗОР: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 12.2003
Прислала: Бочкарева Лиза
Источник: А. Житинский. Путешествие рок-дилетанта (Ленинград, 1990)

Интервью с Михаилом Борзыкиным (1989)

М. Борзыкин (р. 1962 г.) - лидер, вокалист, автор текстов группы ТЕЛЕВИЗОР из Ленинграда.
Группа ТЕЛЕВИЗОР сформировалась в феврале 1984 г. из участников групп ИКАР и ОЗЕРО. Кроме М. Борзыкина, выступавшего в ОЗЕРЕ в качестве клавишника, в первый состав ТВ вошли А. Беляев (гитара), И. Копылов (бас), И. Петров (гитара), В. Архипов (барабаны). Группа обратила на себя внимание после первого же выступления на фестивале 1984 г., став лауреатом этого фестиваля. В следующем году этот успех был повторен, а в 1986 г. ТВ, хотя и не стал лауреатом, произвел подлинную сенсацию, исполнив несколько остропублицистических песен-памфлетов ("Мы Идем", "Выйти"), во многом предвосхитивших последовавшие вскоре лозунги перестройки. К этому времени состав ТВ обновился: на смену Копылову, Петрову и Архипову пришли барабанщик А. Рацен и клавишник И. Бабанов. В этом составе группа выступает по сей день.
В следующей программе (1987) ТВ продвинулся еще дальше в исследовании социальных корней тоталитаризма ("Отечество Иллюзий", "Рыба", "3 - 4 Гада", "Твой Папа - Фашист") и связанных с ним общественных явлений. Музыкальный язык, сценический облик и идейная направленность группы образовали нерасторжимое целое, что позволило ТВ встать в первый ряд отечественных рок-групп и обрести широкую популярность. В последние годы ТВ совершил ряд зарубежных поездок (Польша, Голландия, Италия). Группой выпущено два магнитоальбома: "Шествие Рыб" (АНТРОП, 1985), "Отечество Иллюзий" (ЛДМ, 1987). В 1988 г. альбом "Шествие Рыб" продублирован фирмой "Мелодия". Альбом "Отечество Иллюзий" награжден дипломом I степени на смотре-конкурсе журнала "Аврора".
Беседа рок-дилетанта с М. Борзыкиным состоялась в январе 1989 г.

РД. Миша, мы знаем друг друга давно, но беседуем, кажется, впервые. Мне эта беседа особенно интересна, потому что мы с тобой никогда не скрывали взаимной... нелюбви, скажем так, Я в своих заметках с фестивалей, отдавая должное мастерству группы ТЕЛЕВИЗОР, постоянно брюзжал, что мало музыки, что мышление, мол, незрелое и излишне политизированное для искусства... Ты в ответ посвятил мне песню "Прогулки С Рок-Дилетантами", где прямо заявил: "Если впереди такие люди, никогда никому ничего не будет". Так что нам есть о чем поговорить. Но прежде, чем схлестнуться идейно, расскажи, пожалуйста, с чего начался ТЕЛЕВИЗОР.
Борзыкин. Мы все встречались в каких-то компаниях и играли в разных группах, начиная со школы. Мы с Сашей Беляевым и еще двумя будущими членами ТВ играли в группе ОЗЕРО. У нее была точка в Институте легкой промышленности. Руководитель у нас был с музыкальным образованием, очень высоким. Ну, и мы играли такой романтический арт-рок, очень непростая была музыка. Пели на пять голосов и оттачивали аранжировки. Но в один прекрасный момент я принес что-то, чуть ли не "Мажора", так просто, попробовать всем вместе. Стали делать "Мажора" и еще какую-то песню. И тут руководитель сказал: все, хватит, я останавливаю существование группы, меня такой вариант не устраивает. Мы остались без точки, двое ушли со мной, а двое остались с ним. Тогда мы и решили делать что-то серьезное, песни у меня уже были, надо было только сесть и серьезно подготовиться. В процессе всего этого мы внимательно наблюдали за тем, что происходит в рок-клубе.

РД. И кто тогда был образцом, кумиром, предметом любви?
Борзыкин.
Естественно, АКВАРИУМ. Чуть меньше - СТРАННЫЕ ИГРЫ. Я припоминаю какие-то сумасшедшие ночи сидения вокруг магнитофона, обсуждения текстов - кто, что и зачем хотел сказать, и получилось ли у него это. В какой-то момент мы почувствовали, что это все можно сделать самим.

РД. С Бобом ты тогда еще не был знаком?
Борзыкин.
Знаком официально не был. Несколько раз я подходил к нему, были мелкие разговоры типа: что ты хотел этим сказать? Был период, когда репетировали на одной точке - на улице Марата. Конечно, Боб меня интересовал.

РД. Пожалуйста, подробней о взаимоотношении с музыкой АКВАРИУМА. Это интересная для меня тема.
Борзыкин.
Почитание с ослабевающей силой длилось еще год. Без такого пережевывания, конечно, но следили. Основной вопрос для нас был такой: насколько АКВАРИУМ искренен в своих песнях, насколько он хотел сказать то, что сказал, и насколько БГ в жизни соответствует этому. И вообще, хотел ли он что-то сказать? В процессе личного общения и общения с людьми, которые его близко знали, внедрения в рок-клуб возникало другое отношение к АКВАРИУМУ. На каком-то этапе было даже серьезное раздражение по поводу АКВАРИУМА как некоего тормоза внутриклубовских отношений и тормоза рок-музыки вообще, потому что существовал определенный китч вокруг этого дела, хотя группа действительно яркая...

РД. Ну, я помню эти разборки после Четвертого фестиваля - инициативная группа, общее собрание рок-клуба, на котором даже я выступал. Тогда ты попал в Совет рок-клуба, и резко критиковал его деятельность, а я сказал что-то в таком роде, что, мол, талантливые люди обычно не занимаются политикой. И ты обиделся... Значит, на каком-то этапе ты перестал верить Бобу?
Борзыкин.
Да, просто перестал верить.

РД. То есть ты в ту пору считал, что между тем, что поется в осенях, и тем, что есть в жизни автора, должно быть совпадение?
Борзыкин.
Ну, не совпадение, а хотя бы соответствие. Иначе не надо заниматься мессианством.

РД. Сейчас ты тоже так считаешь?
Борзыкин.
В общем, да.

РД. То есть способ жизни художника...
Борзыкин.
...должен максимально приближаться к тому, что он проповедует. Тем более, если ты говоришь о каких-то высоких, духовных вещах... Правильно говорят: не сотвори себе кумира. Мой кумир был вытащен из магнитофонных лент, а когда поближе познакомились, было такое ощущение, что не просто человек, не дотягивает, а специально врет, потому что это ему удобно, это популярно. Он знает, на что падок русский народ, что народу именно сейчас нужен этот духовный заряд, поэтому Боб и будет на этой волне... Такое у меня было ощущение.

РД. Ты и теперь так относишься к БГ?
Борзыкин.
Такого категорического отношения теперь нет. Просто стало меньше интересовать, что будет дальше делать АКВАРИУМ. Меня это всегда как-то задевало, а последние три года - нет. Но даже тогда, когда я постоянно делал в БГ какие-то неприятные для себя открытия, я не мог не признать, что есть у него достаточно много талантливых песен. Почти половина. Я это и сейчас признаю.

РД. Мне знакома эта обида на БГ. Я и письма такие видел: "Мы Вам так верили, а Вы..." Но давай попробуем перенести эту ситуацию на тебя. Как известно, ТЕЛЕВИЗОР - самая крутая, пожалуй, в смысле социального протеста группа, самая революционная. Но ведь Михаил Борзыкин революционером в общепринятом смысле не является, бомбы не бросает, в тюрьме не сидит, а, наоборот, поет свои песни при полном стечении публики на стадионах...
Борзыкин.
Бомбы и песни - это разные вещи. В моих песнях бомбы не фигурируют.

РД. Но нимб святого и песни о Боге - это тоже разные вещи.
Борзыкин.
У Гребенщикова - другое дело. У него в песнях есть прямое обожествление собственной персоны. Мне кажется, что я больше соответствую тому, о чем я пою. Если, конечно, воспринимать меня правильно, если внимательно смотреть в текст. Там нигде нет: пойдемте за мной! мы вместе!- этого нет нигде. Там вообще слово "мы" встречается достаточно редко.

РД. Тем не менее, твои песни воспринимаются как прокламации. Я помню воодушевление, которое всех охватило, в том числе и меня, в ДК "Невский", когда ты спел незалитованные тексты. Это было чисто политическое одушевление. Тогда казалось, что круче уже нельзя, но через год ты спел "Твой Папа - Фашист" и другое. Не страшно было?
Борзыкин.
Страшно об этом петь было всегда. Я помню, чувствовалось такое раздражение отовсюду. А потом появилась уверенность, что надо просто спеть, а там будь что будет. По тем временам ничего хорошего быть не могло. Какая там популярность! Просто запрещаются концерты, какая тут, к черту, популярность! И кто знал, что будет перестройка? Но задача была - справиться только с самим собой, со своим внутренним цензором.

РД. Честно скажу, я не очень люблю социальные революции. Они всегда приносили больше несчастий, чем счастья. Боролись против одного ненавистного режима, а заменяли его другим, еще более гнусным. У ТЕЛЕВИЗОРА несогласие с окружающей действительностью обретает формы социальной революции. Или это не так?
Борзыкин.
В моих песнях нет никаких советов, есть только констатация. Но из нее не может возникнуть революционного движения. Революция для меня - это внутреннее несогласие с действительностью. Я считаю, что это состояние двигает и любым искусством, и вообще жизнью. Я просто отражаю болевые моменты, и это мне помогает, потому что я выплескиваю свою боль и наполняюсь чем-то более серьезным. Выясняется, что это и другим людям помогает. И я думаю, что если бы в нашей стране преобладали люди Вашего склада или склада Бориса Гребенщикова, то никаких изменений - быстрых и серьезных - в нашей стране не было бы.

РД. По всей вероятности, именно такие люди и преобладают, потому что ни быстрых, ни серьезных изменений мне пока не видно. Если же действительно говорить серьезно, то мы всегда горели на желании быстрых изменений. Иногда это получалось - быстрые изменения, но только не в лучшую сторону. Быстро можно разрушить, построить быстро нельзя - это закон универсальный и для деревенской избы, и для человеческого общества. Поэтому я подозрительно отношусь к революциям. Они могут быстро разрушить то, что создавалось веками. Что они построят взамен - это мы видим сейчас, например. И я глубоко убежден, что новое разрушение, именно командное, насильственное разрушение хотя бы той же ненавистной всем административно-бюрократической машины, будет гибельным, так как приведет либо к гражданской войне, либо к диктатуре. Эту машину нужно разрушать изнутри, созданием таких условий, при которых она не сможет работать и развалится сама. И я как раз думаю, что если бы наши неуемные революционеры во всех областях не шарахались бы так из стороны в сторону на протяжении последних ста лет, то Россия была бы совсем иной сейчас... Разумные и спокойные люди провели бы другие - разумные и спокойные - изменения в обществе.
Борзыкин.
Но вы не провели. Поэтому я и говорю, что вас легче подавить, что, собственно, и сделали двадцать лет назад.

РД. Я-то думаю наоборот - что нас подавить нельзя. Вот революционеров можно, а нас - ни в коем случае... Скажи, пожалуйста, как ты относишься к Мамонову?
Борзыкин.
Я высоко ценю его актерское мастерство.

РД. И я тоже. Но еще больше я ценю его человеческую и, если угодно, гражданскую позицию. Мне ближе человек, вызывающий огонь на себя, чем человек, вызывающий огонь на других. Я первому больше верю. Петя поет: "Я самый плохой, я хуже тебя...", а ты поешь: "Твой папа - фашист!" А ведь в каждом из нас, не только в этих пресловутых "папах", "отцах общества", этого фашизма - навалом! Ты согласен?
Борзыкин.
Есть у меня и такие песни. Из новых, наверное.

РД. Помнишь, Некрасов написал: "То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть"? Как ты сам ощущаешь эту потребность любви?
Борзыкин.
Ситуация так сложилась, что ни та ни другая форма любви, которую пропагандирует наша музыка, для меня неприемлема. Я говорю, с одной стороны, о подходе к этой теме АКВАРИУМА, а с другой - коммерческой эстрады. И то и другое для меня лицемерие. В одном случае это фетиш, икона, настолько же искусственная, насколько и человек, который ей поклоняется и становится с ее помощью популярным. В другом - просто пошлость... В конце концов все завязано на человеке - какой человек это все делает.

РД. Ну, а сопутствующий вопрос: твое отношение к вере?
Борзыкин.
Вера, естественно, присутствует. Иначе вообще ничего бы не делалось. Воплощение в песнях еще не найдено. Не хочется хвататься за первое попавшееся, за самые распространенные атрибуты, как некоторые.

РД. Теперь давай поговорим о музыке и текстах ТЕЛЕВИЗОРА более конкретно. Как ты сейчас чувствуешь себя с твоими остросоциальными песнями, когда их исполнение перестало быть героизмом?
Борзыкин.
Меня радует, что люди начинают открывать в этих песнях глубинные пласты. И вдруг песни оказываются не такими лобовыми, как о них принято было думать.

РД. Ты и дальше не собираешься отказываться от социальной тематики?
Борзыкин.
У меня всегда была настроенность на собственную боль. Уловить первые импульсы, сесть и написать. Как только начинаешь обдумывать, писать уже не хочется, появляется натужность. За последние два года упорной травли со стороны критики, в том числе и с вашей стороны, по поводу отсутствия музыкальности, неглубокого подхода...

РД. Миша, побойся Бога! Разве то, что я о тебе писал, хоть в какой-то степени напоминает травлю?
Борзыкин.
...по идее у меня должно было сложиться отвращение ко всему социальному. Но я с радостью убедился, что этого не происходит. Появились, конечно, новые какие-то пласты, романтические, но одно другому не противоречит...

РД. На концерте памяти Саши Башлачева я услышал что-то новое...
Борзыкин.
Там были две новые песни - "Отчуждение" и "Не Плачь". В припеве, кстати, там по поводу любви: "Видишь грозные стены - это тоже любовь. Войди, дитя, это твой новый храм..." Я думаю, что моя любовь принимает выстраданные мною формы, которые я действительно для себя открыл.

РД. Как ты относишься к проблеме популярности?
Борзыкин.
Чаще всего меня устраивает, что мы не первые, но и не последние. Быть первым - это быть всем приятным, это значит играть такую музыку, которая задевает струнки у всех. Бывают, конечно, случаи, когда это действительно гениальность. Но чаще рассчитывают, на какие нервные участки давить. Масса критериев музыкальных, по которым можно понравиться сразу. ЛАСКОВЫЙ МАЙ, скажем. Четко просчитанное давление на сентиментальную жилку обывателя, самого распространенного у нас в стране слушателя. Это можно послушать за стаканом, взять гитару и сразу сыграть и спеть...

РД. Знаешь, в моих критериях оценки музыки всегда было немаловажным, могу ли я, хотя бы внутренним слухом, воспроизвести мелодию. Честно скажу, с песнями ТЕЛЕВИЗОРА это не получалось.
Борзыкин.
Я надеюсь. Мы над этим специально работали.

РД. А вот песни Цоя, такие простые на первый взгляд...
Борзыкин.
Поэтому Цой и популярен. В этом весь секрет. И подбираются эти песни за считанные минуты. И не видно в них ни боли, ни какого-то реального труда. Существует ряд песен, про которые я могу сказать так: я сяду и напишу таких сотню в день! Вот просто сяду и напишу. Потому что это не мелодика, это изъезжено вдоль и поперек....

РД. Насчет Цоя не могу согласиться. Несмотря на кажущуюся простоту, он, на мой взгляд, очень самобытен и глубок - и в музыке, и в стихах.
Борзыкин.
Я так скажу - у него есть ритмика, несколько ритмических ходов. А мелодики у КИНО все-таки нет... Я не встречал ни одного музыканта, который бы сказал: "Я люблю КИНО". А как только какой-нибудь тусовщик или человек со стороны, то ему нравится...

РД. Вот и мне нравится. Я, наверное, тусовщик.
Борзыкин.
А любой музыкант сразу понимает, что это два аккорда. И то же самое с текстом - это же холява!

РД. Мне очень нравится, что ТЕЛЕВИЗОР всегда работает классно и холявы у вас не бывает.
Борзыкин.
Кстати, хочу еще похвастаться. Нас порадовало на зарубежных гастролях то, что была серьезно замечена именно музыкальная сторона наших песен. Именно в Голландии. Оригинальность аранжировок, оригинальность звука и мелодий. Было очень много статей по этому поводу. Текста ведь люди не понимали! А здесь нам пытались доказать некоторые, что, дескать, "нету музыки, музыки-то нету". А мы всегда знали, что она есть. И, слава Богу, это подтвердилось!

ТЕЛЕВИЗОР:

Статьи


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher