ROCKHELL.spb.ru €нформационный ресурс мировой рок-культуры  
Rockhell: новости рок музыки, афиша рок и метал концертов
информация_о_рок_группах!
Главное Меню
ЗООПАРК: Статьи
Группы и Исполнители:

Новости сайта
Рок-новости
Главный Архив

Борт-журнал
Афиша

Форум
Ссылки
Контакты


ROCKHELL.spb.ru

Дата публикации: 01.2006
Прислала: Наталья Илиницкая
Источник: газета "Секретные материалы" № 25(95) 2002

Не герой рок-н-ролла

Со времен Советского Союза в общественном сознании укрепилось мнение, что рок-музыкант - это бездельник, тупой и никчемный человек, умеющий только дергать за струны да орать похабные песни. Одним словом, гопник. А ведь большинство рок-н-ролльщиков - люди весьма и весьма образованные и интеллигентные. Кстати, само слово гопник ввел в русский язык не кто иной, как лидер рок-группы "Зоопарк" Михаил Науменко.

Сегодня мы употребляем это слово как имя нарицательное и мало кто знает, что гопники на самом деле - это герои рассказа американского фантаста Рея Брэдбери, живущие на одной из планет. Эти существа - слуги темной энергии, воплощение зла в галактике.
Михаил Науменко - или Майк, как называли его друзья и поклонники, был, напротив, человеком очень светлым. Возможно, самым светлым в русском роке. Его песни поразительны. Каждая из них - небольшая но размеру, но очень емкая новелла, глубину и смысл которой понимали по-разному: те же гопники - как некую приблатненность, интеллектуалы - как трагикомичность переплетений поэтических образов... А все вместе любили Майка за божий дар.
Блестящий переводчик, Науменко оставил после себя несколько превосходных переводов книг о западной музыке и образцов серьезной философской литературы: притчи Ричарда Баха "Иллюзии" и роман Фрэнка Рассела "Ближайший родственник".
Английским языком он владел в совершенстве. Родители Майка - коренные ленинградцы (отец - преподаватель технического вуза, мать - библиотечный работник) - отдали сына в специализированную школу. К восемнадцати годам он знал английский так, что вполне мог бы поступить на филологический факультет университета, однако, несмотря на все родительские увещевания, не предпринял даже попытки. Углубление и расширение знания языка у Майка всегда было связано с его увлечениями.
Он поступил в инженерно-строительный институт - надо же было хоть чем-то официально заниматься выпускнику школы. Успешно сдал вступительные экзамены, благополучно прошел и зимнюю сессию. Мише нравилась студенческая жизнь: менее строгий, чем в школе, режим, новые знакомые, плюс к этому еще и стипендия. Но учился он по инерции, безо всякого интереса. С грехом пополам, с двумя академическими отпусками, под нажимом родителей он протянул четыре курса и бросил вуз, когда до его окончания оставалось всего полтора года.
Майк жил в мире рок-н-ролла, в мире Марка Болана и Лу Рида. Он переписывал в тетрадочки тексты песен Боба Дилана и Дэвида Боуи, переосмысливая их в своей жизни и творчестве. Именно Майк Науменко уложил великий и могучий, но непокорный русский язык в жесткие рамки рок-н-ролла. "Я посмотрел на часы - было восемь ноль одна, мы танцевали, вместе с нами танцевала луна..." При всей очевидности почти дословного перевода Rock around the clock Била Хейли "Мажорный рок-н-ролл" Науменко до сих пор остается одной из самых русских рок-н-ролльных песен.
Магнитофон и гитару родители купили Мише к шестнадцатилетию - в 1971 году, когда вся молодежь повально увлекалась музыкой. Свой первый инструмент, очень недорогой и поэтому не очень хороший, он любил нежно и преданно. И когда отец, не одобрявший увлечений сына, в порыве ярости разбил его о стенку, Миша долго переживал. После этого случая самым близким в семье для него стала мама.
Играть на гитаре он научился самостоятельно, хотя, возможно, на первых порах ему помогал кто-то из друзей. Причем здесь Майк проявил свойственные ему терпение, настойчивость и даже упрямство: он долго не знал нотной грамоты, но отказывался пойти в музыкальную школу, считая это чем-то совершенно ненужным и даже вредным.
Рок-н-ролл Науменко не вписывался в основное течение музыки середины 80-х. его песни трогательны и беззащитны, как и сам Майк. Он не был героем, да и не казался таким. Он скорее бравировал.
Летом 1978 года Майк вместе с Борисом Гребенщиковым сделал свою первую запись, которую с некоторым преувеличением друзья именовали альбомы. Окрестили детище "Все братья - сестры". Две гитары и губная гармошка записывались прямо на берегу Невы на микрофон старого магнитофона "Электроника". Половину песен исполнял Майк, половину - Борис.
С тех пор он записал всего четыре альбома. Казалось бы, не так уж и много за 13 лет. Но каждая из его песен - это целый мир, и переслушивая их с возрастом, открываешь для себя что-то новое… Не случайно его песни до сих пор появляются в репертуаре самых разных исполнителей. К примеру, не так давно несколько из них записал даже телеведущий Дмитрий Дибров.
При жизни Майка власти его не жаловали. Парадокс: в то время, как альбом Науменко "Белая полоса" полгода возглавлял хит-парад "Комсомольской правды", в ленинградской газете "Смена" выходит серия статей под заголовком "Кто нужен "Зоопарку"?", где его песни называют не иначе как "похабными" и "идеологически вредными". Американский журналист, оказавшись на кухне в коммунальной квартире Майка, никак не мог понять, как это музыкант, чьи произведения знает и поет вся страна, живет в таких "нечеловеческих условиях".
Свой первый крупный гонорар Майк получил лишь в 1991 году за сольный альбом LV, а 27 августа того же года он, не приходя в сознание, умер в своей комнате в коммуналке: причиной смерти стал перелом основания черепа. Обстоятельства, при которых музыкант получил эту травму, видимо, уже не откроются никогда.
Вот уже десять лет, как его нет... Не наступил всенародный плач, и молодые люди не исписывают стены домов и парадных, телефонные будки и обшивку троллейбусных сидений надписями типа: "Майк, не уходи!", "Майк, мы с тобой", как это было в случае с Виктором Цоем, погибшим на год раньше.
Науменко умер не как герой. С точки зрения простого обывателя. Для тех же, кто почитал русский рок-н-ролл еще в застойные годы, песни Михаила Науменко - поэта, певца, композитора и гитариста - останутся лучшим образцом искреннего искусства.
Он был плоть от плоти Петербурга и - пел о Петербурге, о его людях. Самых - самых разных. Об их проблемах и, конечно, о любви. О такой любви, какая может быть только в Петербурге.

Я знал других, но ее лицо
Я видел в своем лице.
Я знал все то, что случится в начале,
Но кто мог знать, что нас ждет в конце?
И я летел так высоко, что сжег свои крыла.
И, падая вниз, я услышал звон -
Она сказала: "Это колокола".
И вот я здесь, и я еще жив,
Но я живу, как во сне.
И лишь виденье Сладкой N -
Это все что осталось мне.

ЗООПАРК:

Статьи
Дискография


Реклама:

Архив_инфы_Вся_рок_музыка

ROCKHELL.spb.ru _All_About_Hard&Heavy_Music
Ad © 2001
Best viewed with IE/Opera 5 or higher